«Индекс популизма» программ кандидатов в народные депутаты в округах Харьковского региона | Center for Political Analysis “Observatory of Democracy”

«Индекс популизма» программ кандидатов в народные депутаты в округах Харьковского региона

Советское прошлое в виде производного от него популизма представляет для современной Украины системную проблему: популизм тормозит и подрывает процесс создания устойчивых демократических институтов. Особенно острые проявления и масштабность популизм приобретает в предвыборные периоды, когда, в целях максимизации электоральной поддержки, кандидаты в депутаты наиболее склонны повышать его градус.

Присутствие массированного популизма в программах кандидатов в народные депутаты в округах Харьковского региона очевидно уже при первом приближении. Однако, такая констатация была бы еще одним общим местом в понимании качества поточного избирательного процесса в Украине. Поэтому с целью наглядного замера «масштаба поражения» популизмом программ кандидатов-мажоритариев Харькова и области мы использовали в качестве инструмента индекс. Методология вычисления «индекса популизма», разработанная экспертами Аналитического центра «Обсерватория демократии», включает выявление в программах кандидатов трех базовых классических признаков популизма:

  1. Идеологическая противоречивость – совмещение идеологических антиподов;
  2. Декларативность – обещание решения проблем без указания путей и механизмов;
  3. Насыщенная эмоциональность – апелляция к чувствам, а не разуму избирателей.

Каждый из них, при наличии в программах кандидатов, оценивается в один балл и выступает частным индексом, который вычисляется как доля программ (в процентных показателях), «несущих» соответствующий признак, от всей совокупности проанализированных программ кандидатов.

Сумма их индикаторов образовывает интегральный (обобщающий) «индекс популизма» со значением от 0 до 3: чем выше показатель, тем масштабнее популистское наполнение программ.

Анализ содержания всех 154-х избирательных программ кандидатов-мажоритарщиков, баллотирующихся в 14-ти округах Харькова и области (учитывались только программы кандидатов, прошедших полный цикл избирательной гонки) показал высокий уровень популизма: «индекс популизма» составил 2,05. Еще выше («индекс популизма» = 2,12) он оказался в совокупности программ 59-ти кандидатов от округов области (№№ 175-181). И немного меньшим значением («индекс популизма» = 2,00) характеризуется группа программ 95-ти кандидатов-мажоритарщиков Харькова (округа №№ 168-174).

Совмещение контроверсийных идеологических установок («индекс идеологической противоречивости») выявлено в 46,75 % программ кандидатов-мажоритариев (45,26% – по Харькову и 49,15% – по области).  Обещание решения проблем без указания путей и механизмов («индекс декларативности») – в 84,42 % программ (81,05 % – по Харькову и 89,83 % – по области). Обращение к чувствам, а не разуму избирателей («индекс эмоциональности») – в 73,38 % программ (73,68 % – по Харькову и 72,88 % – по области).

130 из 154-х проанализированных программ декларативны. Но это не значит, что остальные 24 полностью соответствуют требованиям к программе как проекту, в котором четко поставлены цели, определены пути, методы и инструменты их достижения. Тем не менее, сравнительно с содержанием других программ, они содержат конкретизацию законодательных инициатив и механизмов, с помощью которых кандидаты намерены решать проблемы, которые они относят к первоочередным.

В 113-ти из 154-х программ доминирует обращение к эмоциям, а не ratio. Масштабы эмоциональности различны – от отдельных фрагментов в программных пунктах и завершающего призыва «Зробимо їх разом ще раз» у партии «Слуга Народа» – до фактически тотальной эмоциональности в предисловиях и в большинстве пунктов программ у кандидатов от «ОП-За життя» и «Радикальной партии Олега Ляшко».

72 из 154-х проанализированных программ характеризуются присутствием идеологических противоречий. Относительно данного критерия стоит сделать некоторые примечания. Он оказался наиболее сложным для определения. Этому есть несколько объяснений. 1. Большинство программ кандидатов чисто декларативны, а сама декларативность не предполагает поиска и указания конкретных путей реализации деклараций. 2. Украинские партии, за очень редким исключением, – не идеологические, следовательно, и в их программах, и в программах их выдвиженцев, отсутствуют идеологические компоненты. 3. В общем «миксе» эмоциональной декларативности, направленной на формирование у избирателя уверенности в возможности решать сложные проблемы простыми методами, сложным идеологическим компонентам просто нет места.

Тем не менее, анализ программных положений позволяет выделить наиболее типичные идеологические противоречия. Их «львиная доля» содержится в экономических и социальных составляющих программ. Стремление кандидатов нравиться одновременно предпринимателям и пенсионерам, вместе с другими «льготниками» и малообеспеченными, подталкивает их к взаимоисключающим обещаниям «принести благо» всем – первым существенно снизить налоги, и даже предоставить налоговые каникулы, а вторым – повысить все выплаты, даже вплоть «до европейского уровня». Частично популистские заявления касаются вопроса быстрого прекращения войны, восстановления территориальной целостности и сохранения суверенитета, и все это быстро и одновременно, путем договоренностей «со всеми сторонами конфликта».

Анализ проявлений популизма в партийном разрезе позволяет выделить лидеров с максимальными показателями и типичные для них идеологические несоответствия.

Кандидаты-мажоритарии от «ОП-За життя» мобилизируют электорат, акцентируя внимание на экономических трудностях, социальной незащищенности, «тарифном геноциде», что, в общем, раскручивает левый популизм. Наиболее ярко это отражается в следующих пунктах:

  • повышение прожиточного минимума, минимальной зарплаты и пенсии до 7000 гривен;
  • повышение выплат при рождении ребенка – первого – до 100 000 гривен, второго – до 200 000, третьего и следующих – до 400 000;
  • восстановление льгот и обеспечение достойной государственной помощи социально незащищенным категориям населения;
  • списание задолженности за жилищно-коммунальные услуги (кому именно списывать не конкретизируется, хотя опыт показывает, что малообеспеченные граждане платят из последних средств, ибо опасаються лишиться жилья за долги, а значительная часть обеспеченных людей, не опасаясь этого, не платит).

При этом, другие пункты имеют яркие признаки правого популизма:

  • установление необлагаемого дохода физлиц на уровне минимальной заработной платы,
  • снижение налоговых ставок, введение налоговых каникул для субъектов малого и среднего бизнеса.

Присутствуют противоречия и в видении решения проблемы «обеспечения мира, единства и консолидации». К примеру, кандидаты от партии предлагают ввести мораторий, запретить поднимать вопросы, которые разобщают страну, и прекратить политику дискриминации, ксенофобии и радикализма.

Также высокий уровень популизма присутствует в программах выдвиженцев от «Радикальной партии Олега Ляшко». Здесь «зашкаливает» эмоциональная составляющая на фоне обострения любви к земле и крупному рогатому скоту, и нелюбви ко всем чиновникам, разрушающим могущественный аграрный потенциал. Эмоциональные рассуждения об этом занимают около трети программ. Очень радикально некоторые партийные кандидаты настроены по отношению к депутатам, представителям всех органов власти, работникам юстиции – первых предлагают радикально сократить, а вторых – избирать народом.

В общем, программы партийцев – больше смесь эмоционально-декларативного популизма («Досить вже торгувати китайським товаром через соціальні мережі. Із країни-спекулянта ми маємо перетворитися на країну-виробника», «Я створю такі умови для праці та перекваліфікації, що вам буде цікаво», «Українські товари можуть стати конкурентними не тільки на вітчизняному, а й глобальному ринках») с точечными вкраплениями идеологического в виде одновременного снижения налогов и субсидирования из бюджета аграрного сектора и повышения социальных стандартов («Я створю умови для розвитку бізнесу: доступні кредити, продовження реформи оподаткування», «Теж стосується аграріїв… пільгові кредити, навчання та всебічна підтримка…»).

Программы выдвиженцев от партии «Слуга Народа» также характеризуются довольно высокой степенью идентичности – особенно в части работы в парламенте, лишь с некоторыми дополнениями, касающимися собственных законодательных инициатив. Пункты, посвященные работе в округах, также имеют определенную однонаправленность с некоторой конкретизацией проблем округов.  В программах, как и в ходе всей агитации, поддерживаются главные векторы, заложенные еще в президентской кампании – «за народ» и против «истеблишмента», лишь с той разницей, что один раз «ми їх вже зробили», а теперь «зробимо їх ще раз».

Эмоциональная составляющая, сравнительно небольшая, но довольно яркая.  В основном, это краткое вступление, в котором кандидаты разными словами передают один месседж – нужно убирать старых представителей власти, и мы в команде Президента идем, чтобы сделать это, а также, одинаковый у всех призыв в завершении программы «Зробимо їх разом».

Общая часть программ отличается декларативностью. Кандидаты от партии «Слуга Народа» обещают добиваться «припинення свавілля правоохоронних органів і податківців щодо бізнесу», «відновлення великих проектів у промисловості та інфраструктурі із залученням приватних інвесторів», не указывая, как именно они это будут делать. Некоторую конкретику придают обещания на уровне округа, как, например, «розроблю державну програму з відновлення екології регіону та відновлення рекреаційних зон для населення і збереження дикої природи», а также, обещания внести собственные законопроекты, например, «Про особливості обігу лікарських препаратів», в якому будуть визнаватися ліцензії на ліки, які видані в країнах Європейського союзу, та законодавчо встановлені протоколи лікування, що унеможливлять спекуляції на здоров’ї нації» (Пивоваров, 175 округ). Таким образом, программы можно оценить как содержащие эмоционально-декларативный популизм, однако, – не тотально популистские. В сравнении с программами кандидатов от других партий, идеологические противоречия фактически не присутствуют, поскольку кандидаты «Слуги Народа» пытаются представить свою программу как максимально прагматическую.

Программы выдвиженцев от «Свободы», ожидаемо, идеологичны. Однако, в них присутствуют, в большей степени, эмоционально-декларативные составляющие, и в меньшей – идеологические. Первые – в обращении к избирателю («Україна – понад усе! Захистимо Україну від реваншу. Змусимо владу працювати на українців»), в названиях подразделов программы («Усунемо олігархів від впливу на економіку. Повернемо Україну в українські руки»), в формулировках пунктов («Розвинути могутній середній клас не менше 60 % від працездатного населення»). Кроме того, есть положения, которые соответствуют всем критериям, включая идеологический правый и левый популизм: «Встановити виплати українським сім’ям у зв’язку з народженням дитини у розмірі 120 000 гривень»; «Забезпечити фермерів дешевими кредитами та дотаціями. Запровадити державну програму відновлення інфраструктури сіл»; «Створити українським заробітчанам умови для повернення на Батьківщину. Вважати інвестиціями й не оподатковувати зароблені ними гроші та майно».

У кандидатов от «Аграрной партии Украины» программы, пожалуй, менее популистские, особенно в сравнении с «ОП-За життя» и «Радикальной партией». Эмоционально-декларативная составляющая присутствует. Доля первой несколько меньше, а вот формулировки всех пунктов – декларации о намерениях.  Узкоотраслевая направленность программ и отсутствие предлагаемых путей решения проблем, очевидно, избавили их от идеологических противоречий.

«Оппозиционный блок» в округах Харьковского региона выдвинул кандидатов, большинство из которых – парламентские «старожилы», а некоторые, одновременно еще и «местные феодалы», раскручивавшие в округах технологии «добрых дел». Стержнем избирательных программ и агитационной кампании практически у всех выступает забота об округах, развитии их промышленности и социальной инфраструктуры. Некоторые кандидаты весьма тщательно прониклись даже сравнительно мелкими проблемами. К примеру, Дмитрий Добкин внес пункты «облаштування автобусних зупинок в селах: Надеждине, Акимівка, Анастасівка, Верхня Самара та Павлівка» та «відновлення функціонування колодязя на території Надеждинського ФАПу для загального користування громади».

В целом же программы написаны в стилистике негодования по поводу «ганебних експериментів, злочинних реформ і цинічного ставлення до людей», вздохов облегчения по поводу того, что «коли на нас тиснули, –   ми не здалися». Радуют избирателей тем, что «після обрання нового президента й усунення від влади Порошенка та його ненажерливого клану, перед українцями відкриваються нові можливості». Содержательная часть программ строится вокруг проблем возрождения промышленного потенциала и создания миллионов новых рабочих мест, поддержки малого и среднего бизнеса, что сопровождается даже борьбой с коррупцией и упрощением налогообложения. Все это чисто декларативно, а в некоторых моментах еще и манипулятивно. Кандидаты пишут о высоких налогах, мешающих экономическому развитию, обещают повысить социальные стандарты, однако, при этом прямо не обещают снизить налоги. Говорят об «упрощении», «поддержке предпринимателей» и т.п. Таким образом, программы отличаются доминированием декларативно-эмоционального популизма и содержат фрагментарный лингвистически замаскированный лево-правый идеологический популизм.

Программы выдвиженцев от «Европейской Солидарности» идентичностью и даже большим смысловым сходством не отличаются. Общей характеристикой большинства избирательных программ стали черты эмоционального популизма, с одной стороны, стимулирующего страх перед реваншем пророссийских сил, с другой – привлекающего всеми благами цивилизованной Европы. Декларативные программные пункты большей частью касаются вступления в ЕС и НАТО, укрепления армии. В некоторых программах кандидаты ограничились общими душевными рассуждениями. Например, такими: «Україна починається з кожного маленького села та містечка, ініціативи цих громад повинні бути почуті при створенні Законів України, які будуть давати змогу громадянам України бути не тільки захищеними, а й відповідальними за прийняття цих рішень». В общем, следует отметить, что кандидаты обошли «острые углы» проблем на уровне страны и больше сконцентрировали внимание на проблемах округов, тоже декларативно.

Выводы и рекомендации

Программы большинства кандидатов-мажоритарщиков в округах Харьковского региона не соответствуют сущности избирательной программы как главного документа, содержание которого дает избирателю четкое представление о том, чего конкретно намерен достичь кандидат, в какие сроки и каким путем. Таким образом, избиратель платит свои специфические деньги на политическом рынке за декларативные намерения «бороться за все хорошее и против всего плохого», помещенные в соответствующую эмоциональную оболочку.

Совмещение идеологически контроверсийных обещаний чаще всего концентрируется в плоскостях экономической и социальной политики. В стремлении расширить сегмент электоральных симпатий, кандидаты обещают повышение всех мыслимых социальных стандартов с одновременным снижением налогов и даже введением налоговых каникул для определенных бизнесов. В некоторых программах встречаются и более «экзотичные» несоответствия, например, усиленно воспитывать патриотизм с детского сада и во все последующие периоды обучения, и, при этом, не цепляться за территории. Или культивировать толерантность и примирение, при этом радикально противостоять тому, чтобы поднимались вопросы, способствующие разобщению. Зачем обсуждать, дискутировать, искать компромиссы, лучше просто запретить.

Сопоставление содержания программ и количества избирателей, проголосовавших за их авторов, логично вызывает вопрос о том, за что, собственно, голосуют. Хотя ответ на него дают социологи, по результатам исследований которых читают программы только около 10 % избирателей.

Учитывая содержание программ, крайне далёкое от программного, как такового, а также, доминирующее пока нежелание избирателей озадачиваться чтением программ своих потенциальных избранников, можно все же изложить несколько рекомендаций.

Партиям и кандидатам, имеющим реальные намерения быть не только представленными во власти, но и внедрять предлагаемые изменения, а еще лучше – реформы, освоить технику написания программ-проектов.

Агитация может стать более содержательной и продуктивной, если будет опираться на достижимые в четко определенном будущем конкретные цели и результаты. Как показала нынешняя парламентская кампания, многие, эффективные в недалеком прошлом технологии изживают себя. Эмоционально-декларативный популизм, не только деструктивен и подрывает избирательный демократический процесс, но и опасен резким разворотом общественных настроений по отношению к его поточным бенефициарам. Тем более, если они не используют полученный властный ресурс для превращения декларативно-эмоционального в деятельно-рациональное.

Избирателям все же имеет практический смысл работать над повышением собственной электоральной грамотности, дабы не наступать на грабли популизма политиков. Учитывая мировые и украинские тенденции к увеличению удельного веса популизма в политическом дискурсе, несложно предположить, что грабли будут бить сильнее. Начать можно с изучения программ. Для разминки – кандидатов в народные депутаты от мажоритарных округов, а для усиленной тренировки – на предстоящих местных.

Материал подготовлен в рамках проекта «Promoting Democratic Elections in Eastern Ukraine», реализуемого при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED). Содержание публикации не обязательно отражает точку зрения NED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии».

© 2017 АНАЛIТИЧНИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРІЯ ДЕМОКРАТІЇ» Все права защищены. Цитирование информации с этого сайта разрешается при условии обязательной ссылки