Алексей Кучер – глава ХОГА: кто поведет «Слугу народа» на местные выборы в Харькове | Center for Political Analysis “Observatory of Democracy”

Алексей Кучер – глава ХОГА: кто поведет «Слугу народа» на местные выборы в Харькове

5 ноября Владимир Зеленский подписал указ о назначении Алексея Кучера главой Харьковской областной государственной администрации. Тремя неделями ранее президент публично заявил, что не поддержит Геннадия Кернеса на выборах мэра Харькова и планирует «подготовить крепких людей как альтернативу». Логично предположить, что назначенный глава обладминистрации – и есть тот «крепкий человек», от которого в «Слуге народа» ждут перезапуск харьковского политического режима и видят в нем конкурента для действующего мэра. Анализ стартовых позиций за год до конституционной даты местных выборов – в новой статье от «Обсерватории демократии».

Новое лицо в харьковской политике

34-летний адвокат Алексей Кучер попал в Верховную Раду, победив в 179-м мажоритарном округе (центр – Лозовая) с результатом 50,62%. К слову, это самый высокий процент среди 14-ти кандидатов от «Слуги народа» в Харьковской области, хотя в оппонентах у Кучера были глава областного совета Сергей Чернов и многократно переизбиравшийся в этом округе нардеп Анатолий Гиршфельд.

В парламенте Кучер успел стать соавтором нескольких законопроектов, уже первый из которых (№2161) касался расширения полномочий Госпогранслужбы (Кучера, как и многих других харьковских нардепов, в СМИ часто связывали с «пограничниками» – подполковником Павлом Сушко и генерал-майором Вадимом Слюсаревым).

В некоторых СМИ Алексея Кучера представляли как «человека Авакова», в качестве одного из аргументов вспоминая, что Кучер был адвокатом в резонансном «деле о рюкзаках» (представлял интересы не сына министра внутренних дел, а другого фигуранта – Владимира Литвина). В действительности, новый глава администрации выглядит, скорее, компромиссной фигурой, устроившей всех ключевых вето-игроков.

В октябре Кучер возглавил межфракционное объединение «Слобожанщина» в парламенте – своего рода «сигнальное голосование», которое призвано было показать, что большинство нардепов от региона поддерживает именно его, а не второго претендента, Ирину Венедиктову. Тем временем, на обоих кандидатов в СМИ и соцсетях появлялось огромное количество дискредитирующих материалов, на что обратил внимание и президент Владимир Зеленский на своем пресс-марафоне.

В итоге, 5 ноября президентский указ о назначении Кучера новым главой обладминистрации был подписан, и растянувшаяся на несколько месяцев эпопея с назначением харьковского «губернатора» окончилась. Вместе с тем, сама по себе должность главы областной администрации с большой долей вероятности будет упразднена в 2020 году. Реальные полномочия должны отойти исполкому областного совета, а президентская вертикаль будет представлена контролирующими законность решений местных советов префектами (причем непонятно, будут это префекты на уровне регионов и/или на уровне округов – укрупненных районов).

Зачем амбициозному народному депутату переезжать из Киева в Харьков на должность, реальный функционал которой через полгода рискует быть «умноженным на ноль», если не воспринимать ее как трамплин для чего-то еще? И с другой стороны – зачем «Слуге народа» давать инструмент «прокачки» узнаваемости и личного рейтинга одному кандидату, чтобы потом на выборах мэра выставлять другого? Так что, хотя в соцсетях и обсуждались самые разные фамилии потенциальных выдвиженцев, допущение, что именно Алексей Кучер станет в 2020 году кандидатом от «Слуги народа» на мэрских выборах, выглядит достаточно вероятным (хоть сам новый глава ХОГА едва ли публично заявит о подобных амбициях до старта кампании).

Сценарии мэрской кампании

При моделировании сценариев местных выборов в Харькове, ключевой переменной выступает формат отношений/договоренностей нового президента (или уполномоченного от него для решения подобных вопросов) и Геннадия Кернеса. Пока что мэр, несмотря на заявления Зеленского о «поиске альтернативы», продолжает всячески демонстрировать свою готовность к сотрудничеству и лояльность президенту. Например, 16 октября подконтрольное мэру большинство в горсовете приняло обращение в поддержку «формулы Штайнмайера», а двумя неделями ранее мэр провёл публичную встречу с 6-ю харьковскими депутатами-мажоритарщиками от «Слуги народа».

На сегодняшний день более-менее вероятными представляются три разных сценария:

№1. «Отход». С Кернесом договариваются об условиях его выхода из политики – имущественных вопросах, отсутствии преследований ближнего круга, беспрепятственном выезде заграницу итп. Новым мэром становится кандидат от «Слуги народа» при содействии/непротивлении Кернеса.

№2. «Имитация борьбы». Рейтинг «Слуги народа» за зиму проседает, в Офисе президента отказываются от идеи перезагрузки власти в Харькове как нереальной, и в кулуарном формате (возможно, с Игорем Коломойским в роли «общего знаменателя») делят регион. Кернес выступает гарантом стабильности в Харькове, убеждает в своей лояльности президента, обещает хороший результат пропрезидентской партии на выборах и учет всех интересов «Слуги народа» в городском и областном советах (в общем, всё то, что было обещано Петру Порошенко и Игорю Райнину в 2015-м). Публично поддержать Кернеса ввиду общенациональных имиджевых издержек Зе-команда не может, но выставленный «Слугой народа» кандидат, скорее, выполняет функции спарринг-партнера.

№3. «Борьба». Владимир Зеленский не идёт на переговоры с Кернесом, при этом попытки не допустить действующего мэра на выборы (по линии уголовных дел) не предпринимаются. Местная «Зе-команда» и ее ситуативные партнеры по «антикернесовской коалиции» (прежде всего, Арсен Аваков) выдвигают своего основного кандидата (Кучер?) и несколько вспомогательных, плюс разными партийными колоннами идут в городской/областной советы, договорившись о будущей коалиции.

Хотя в факте переоформления харьковских рынков на пасынка мэра, Родиона Гайсинского, некоторые и увидели сигнал к запуску первого сценария, пока что этот вариант выглядит наименее вероятным (впрочем, в политическом харьковском telegram-канале «Раклы» анонсировали уголовные дела по ближайшему окружению мэра – ждем).

Самый интересный и соответствующий публичным заявлениям президента сценарий – третий. Это тот вариант, при котором между президентом и Кернесом не выстраиваются патронажно-клиентарные отношения, и Зе-команда ставит себе задачу-максимум – выиграть мэрские выборы и создать коалицию в горсовете (задача-минимум – в случае победы Кернеса не дать ему сформировать собственное большинство и всячески ослаблять его влияние).

За последний месяц в telegram-каналах дважды появлялись инсайды о результатах последних замеров мэрских рейтингов в Харькове: в обоих лидировал Геннадий Кернес, по одному из них опережая кандидата от «Слуги народа» на 4%, по другому – на 14%. Еще (без цифр) был инсайд об октябрьской социологии по заказу мэра, где всё и вовсе заканчивалось в первом туре.

Зимой можно прогнозировать пусть и незначительное, но падение рейтингов у обоих основных претендентов. У «Слуги народа» этот тренд наметился еще в сентябре-октябре, и если Владимиру Зеленскому не удастся совершить какое-нибудь чудо (а именно за образ «чудотворца» голосовали украинцы) – найти действенное решение конфликта на Донбассе, снизить тарифы, в разы увеличить социальные выплаты – то стартовые рейтинги «на отождествлении» всех «Зе-кандидатов» продолжат снижаться. Для Геннадия Кернеса зима – это тоже самая неблагоприятная пора года, время прорывов труб и снежных завалов, подрывающих образы «крепкого хозяйственника» и «самого комфортного города».

Кто может подобрать «разочаровавшихся»? Главный претендент – кандидат от «Оппозиционной платформы-За життя», набравшей в традиционно благоприятном для «контрмайданных» проектов Харькове на парламентских выборах 25,65% голосов.

При нескольких условиях:

  • Сама по себе «ОПЗЖ» не распадается на несколько конкурирующих проектов (ребрендинг или перераспределение долей в проекте, включая вхождение Рината Ахметова, не критичны);
  • Кернес не получает контроль над франшизой «ОПЗЖ» (или ее самого весомого преемника в случае распада) в Харькове;
  • Этот кандидат от «ОПЗЖ» зимой активно входит в повестку дня, пользуется общенациональными ТВ-ресурсами партии и де-факто начинает кампанию;
  • Этот кандидат уже обладает высокой узнаваемостью и каким-то личным рейтингом в Харькове, т.к. на местных выборах голосование всё же более личностно-ориентированное, чем на парламентских.

В действительности, под четвертый критерий в Харькове подпадает очень мало кандидатов. А реальный резон баллотироваться в мэры – так и вовсе есть только у единиц. И если о подобных намерениях Александра Ярославского пока ничего неизвестно, то разговоров о возможном выдвижении в мэры Александра Фельдмана в последние месяцы стало значительно больше.

Источник из окружения нардепа утверждает, что Фельдман принял решение баллотироваться в мэры и бороться за «золотую акцию» в горсовете после новой атаки от Кернеса со строительством дороги через территорию ТЦ «Барабашово». На ближайшее время запланирован перезапуск медиахолдинга «Время», но главное – удалось выиграть борьбу за местную франшизу «ОПЗЖ». Это косвенно подтверждается фактом, что Фельдман не стал держаться за статус сопредседателя партии «Наш край», которую в 2015-м году провёл на своём личном рейтинге в городской и областной советы: 18 октября партия переизбрала руководство, и Фельдмана там уже нет.

Единственный нардеп-мажоритарщик Харькова, сумевший переизбраться на парламентских выборах-2019, имеет богатый опыт победных избирательных кампаний, но еще ни разу не баллотировался в мэры. И если подуставшие от правления Кернеса элиты (как в Харькове, так и в Киеве), вероятно, могут воспринять такую инициативу в положительном ключе, то ключевой задачей кампании будет убедить массового харьковского избирателя в том, что «Фельдман как Кернес – но только лучше».

Кроме него создать конкуренцию действующему мэру в условно «центристско-контрмайданном» сегменте мог бы Евгений Мураев, вернувшийся (пока что?) к собственному партпроекту «Наши» – вопрос только в том, что заставит бывшего флагмана списка «Оппозиционного блока» пойти против мэра, отбирая голоса на его поле.

На «промайданном» фланге традиционно много претендентов, но мало процентов (хотя здесь также можно ожидать небольшой прирост за счет части разочаровавшихся избирателей «Слуги народа»). Единственным кандидатом с личным рейтингом и высокой узнаваемостью остается Юлия Светличная (несмотря на «казус Жукова», она соотносится, скорее, с «промайданным» лагерем, расширяясь на центр), однако в случае начала столичного этапа ее политической карьеры вероятность выдвижения на мэрских выборах в Харькове снизится.

Последние 4 года главными публичными оппозиционерами к режиму Кернеса в Харькове были представители Харьковского антикоррупционного центра, и логично было бы предположить выдвижение в мэры кого-то из его двух фронтменов, Дмитрия Булаха или Игоря Черняка. С недавних пор в этой же либерально-патриотической нише активизировался Никита Соловьев с партпроектом «Демократична сокира». В том же «промайданном» лагере, но его националистическом сегменте – молодые Константин Немичев («Национальный корпус»), Семен Соха (организация «Традиция и порядок») и их более опытные коллеги из «Свободы».

У всех этих кандидатов мало шансов на высокие проценты, но каждый может «найти себя» в этой избирательной кампании. Даже в сценарии «борьбы» накачивать антирейтинг популярного оппонента правильнее не от первого лица, да и уличное измерение политики с его медийным выхлопом, в чём традиционно сильны «промайданные» политики, никто не отменял. Хотя сверхзадачей для большинства из них было бы прохождение в горсовет, для чего (по крайней мере, по действующему закону) нужны партийные организации.

Охота на франшизы

Если сейчас Харьков является единственным в Украине областным центром с однопартийным большинством в горсовете, то после следующих местных выборов баланс с большой долей вероятности может измениться, и победителю мэрской гонки придётся искать партнеров для создания коалиции.

На сегодняшний день, перспективы уверенного прохождения в совет есть буквально у трех партийных франшиз:

  • пропрезидентская «Слуга народа»;
  • партия Геннадия Кернеса (любой бренд – возьмем за основу «Доверяй делам»);
  • «Оппозиционная платформа-За життя» (о которой в последнее время всё чаще пишут в контексте ее раскола и конфликта между Виктором Медведчуком и Юрием Бойко, параллельно ведущих «сепаратные переговоры» с Ринатом Ахметовым).

Из уже существующих партпроектов при благоприятной конъюнктуре «перетоков» шансы есть у парламентских партий – прежде всего, «Европейской солидарности», а также (в меньшей степени) «Батьківщины» и «Голоса». Более 5% голосов по Харькову на парламентских выборах имела «Партия Шария», которая недавно открыла в городе общественную приемную и провела автопробег.

Помешать этим партиям попасть в горсовет могут новые проекты, перспективы которых уже обсуждаются экспертами – проект Александра Дубинского (по образу и подобию «Партии Шария»), который готов финансировать Игорь Коломойский, а также создание новой партсилы с Олегом Сенцовым в качестве флагмана (тут основными инвесторами, ожидаемо, выступят Джордж Сорос и Виктор Пинчук, а проект по своей целевой аудитории явно дублирует «Голос»).

А 18 октября киевский политтехнолог Алексей Голобуцкий анонсировал создание нового партпроекта, одним из лидеров которого должна стать Юлия Светличная, о чем она якобы окончательно договорилась с американцами. «Инсайд», больше похожий на зондирование почвы – однако «партия Светличной», равно как и «партия Фельдмана» или «партия Ярославского», действительно, могла бы рассчитывать в Харькове на прохождение в горсовет, а образовывать с ними коалицию для «Слуги народа» имиджево было бы выгоднее, чем с оппонентами по Верховной Раде, теми же «За життя» или «Европейской солидарностью».

Спутать карты всем этим существующим или создающимся партиям может кардинальное изменение избирательной системы – а в «Слуге народа» как раз неожиданно заговорили о необходимости введения мажоритарной системы на местных выборах. По сути, это будет означать многократный рост реального проходного барьера и консервацию советов. А вот расчет Зе-команды повторить июльский мажоритарный успех явно не учитывает ни специфику личностно-ориентированных местных выборов, ни угрозу негативной электоральной динамики – такая система будет только на руку мэрам и их депутатским командам. И, к слову, если бы такая система работала в постмайданном 2015-м году, то в городском совете не было бы никого, кроме 84-х депутатов от мэрского «Відродження».

Резюме

  1. В условиях децентрализации и в ожидании административно-территориальной реформы должность мэра Харькова представляется гораздо более влиятельной и политически интересной, чем главы областной администрации. Можно предположить, что именно назначенный сегодня Алексей Кучер будет выдвинут «Слугой народа» на мэрских выборах 2020 года и в кратчайшие сроки ему предстоит практически с нуля наращивать узнаваемость и личный рейтинг.
  1. Кто бы ни был кандидатом в мэры от «Слуги народа» (Кучер или кто-либо другой), одного отождествления с пропрезидентской партией для победы, вероятно, уже не хватит (подтверждается разной социологией). И тут, учитывая высокие рейтинги действующих мэров (в т.ч. и в Харькове), интересы «Слуги народа» могут совпасть с объективной необходимостью демонополизации власти в городах. Ведь на самом деле максимальная концентрация власти (которую оппоненты всегда и называют «узурпацией») в Украине более характерна для местного уровня политики: если на президентских или парламентских выборах практически каждый цикл происходит перезагрузка через победу оппозиции, то среднестатистический мэр города или глава посёлка «пересиживает» на своём посту нескольких президентов и «партий власти».
  1. Для демократизации этого местного уровня политики представляется целесообразным вернуть в большие города районные советы, наделив их достаточным объемом полномочий. Также следует рассмотреть возможность усиления института секретаря горсовета. Характерно, что такие реформы не противоречат интересам «Слуги народа», которые, вероятно, и будут ставиться во главу угла при любых изменениях законодательства. Партия ничем не рискует, ведь если ее выдвиженцы смогут победить действующих мэров, это будет означать, что сила бренда «Слуги народа» на момент выборов достаточна и для победы в партийном измерении городского/районных советов. А вот если победить мэров не удастся – у президентской силы будет дополнительная возможность за счет популярности партийного бренда сформировать большинство в советах, ограничивая власть мэров.
  1. Для формирования такого большинства «Слуге народа», вероятно, могут понадобиться партнеры по коалиции. И исходя из этого, при выборе избирательной системы уместно, как ни парадоксально это может выглядеть для «Слуги народа», сделать советы максимально открытыми, снизив формальные проходные и реальные арифметические барьеры. В модели высоких барьеров (вплоть до мажоритарной системы, задающей максимальный уровень закрытости для партий) бенефициарами пропорционально своим результатам выступят все прошедшие в совет партии. Среди них, вероятно, будет, и «Слуга народа», но также там будут партии действующих мэров, «За життя» (или какая-то другая «Партия регионов 3.0») на юго-востоке, «Европейская солидарность» на Западе и другие оппоненты пропрезидентской силы. Снижая формальные и реальные барьеры, «Слуга народа» может помочь пройти непарламентским партиям и локальным проектам, которые с большей вероятностью присоединяться к коалиции именно с пропрезидентской силой.

Антон Авксентьев, кандидат политических наук,

Аналитический центр «Обсерватория демократии».

Опубликовано на информационно-аналитическом портале «Хвиля».

Материал подготовлен в рамках проекта «Promoting Democratic Elections in Eastern Ukraine», реализуемого при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED). Содержание публикации не обязательно отражает точку зрения NED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии».

© 2017 АНАЛIТИЧНИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРІЯ ДЕМОКРАТІЇ» Все права защищены. Цитирование информации с этого сайта разрешается при условии обязательной ссылки