Хотелось бы получить Ваше экспертное мнение по нескольким вопросам: 1. Почему и за счет чего так уверенно победил на выборах Геннадий Кернес? 2. Как повлияло его физическое отсутствие на избирательную кампанию? 3. Почему проиграли, чего не хватило и какие главные ошибки в предвыборной кампании допустили основные конкуренты переизбранного мэра? (Черняк, Абрамичев, Кучер и Фельдман) | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Хотелось бы получить Ваше экспертное мнение по нескольким вопросам: 1. Почему и за счет чего так уверенно победил на выборах Геннадий Кернес? 2. Как повлияло его физическое отсутствие на избирательную кампанию? 3. Почему проиграли, чего не хватило и какие главные ошибки в предвыборной кампании допустили основные конкуренты переизбранного мэра? (Черняк, Абрамичев, Кучер и Фельдман)

Геннадий Кернес переизбрался на третий срок, прежде всего, за счет того, что де-факто вёл свою предвыборную кампанию непрерывно последние 10 лет, а не полтора месяца, как его оппоненты. Речь идёт как об активной работе с медиа (в том числе с использованием коммунальных СМИ в целях личного PR), так и выстраивании пирамидальной патронажной «политической машины по сбору голосов» с задействованием глав районов.

Вместе с тем, «уверенной» победу можно назвать только на фоне низких показателей других кандидатов в мэры, тогда как сам результат Кернеса (60,3% или 195 тысяч голосов) особенно в абсолютных величинах существенно ниже результата пятилетней давности (65,8% и 318,5 тысяч голосов). Но главное, что делает победу не такой уверенной – отсутствие однопартийного большинства в горсовете (впервые для Кернеса). Вероятно, как раз физическое отсутствие Кернеса и поднятая оппонентами информационная волна по поводу его реального состояния здоровья сказались на результате, опустив его ниже достаточных для монобольшинства процентов.

С другой стороны, победа «отсутствующего кандидата» в первом туре засвидетельствовала, что, во-первых, большинство избирателей определились с выбором еще до формального старта кампании, во-вторых, разнообразные медиа-технологии и наружная реклама, для которых нужен только образ кандидата, в условиях пандемии оказались эффективнее традиционных «полевых» с обилием личных встреч и «физических активностей» кандидата.

Сама по себе победа действующего мэра на этих выборах – это ситуативно-типичный сценарий, реализовавшийся в большинстве населенных пунктов Украины. Усиленные децентрализацией главы территориальных громад в глазах избирателей выглядят как «люди дела», а все реализуемые за счет городского (и субвенций из государственного) бюджета программы ошибочно расцениваются как личные инициативы и «добрые дела» мэров. В этом смысле оппозиционная к мэру ниша изначально ограничена, и упомянутая четверка кандидатов, вероятно, и не могла рассчитывать на победу – их задачи, скорее, лежали в плоскости усиления партийных результатов на выборах в горсовет. Впрочем, ни одному из них это также не удалось – все четверо набрали меньше голосов, чем их партии.

В случае с занявшим второе место Фельдманом, скорее всего, имело место прогнозируемо большое количество избирателей «Оппозиционной платформы», которые проголосовали за Кернеса (как в силу идеологической близости, так и по причине отсутствия в городе билбордов Фельдмана – возможно, многие потенциальные сторонники так и не узнали, что он баллотировался). По Алексею Кучеру явно ударил негативный шлейф его работы главой областной госадминистрации, а также непоследовательная кампания без четкого определения целевой аудитории – стартовал Кучер как ярый критик Кернеса, а заканчивал с излишним пиететом к мэру (особенно показателен кейс с «тренером»), явно снизив собственную субъектность в глазах электората. В случае Игоря Черняка и Олега Абрамичева – они изначально находились «в тени» флагманов своих политических сил (Светличной и Порошенко соответственно) и вряд ли могли рассчитывать на проценты выше, чем у партий. К тому же, в отличие от тех же Фельдмана и Кучера, у этих кандидатов существенно ниже узнаваемость среди харьковчан, и эту проблему решить за полтора месяца кампании практически невозможно.

Вряд ли можно говорить о каких-то «ошибках», которые кардинальным образом снизили результат этой четверки кандидатов (в случае Фельдмана и Абрамичева набранные проценты, скорее, даже выше ожидаемых). Хотя, с учетом тех ресурсов, которые были у Кучера (прежде всего, речь о фактическом контроле «Слуги народа» над большинством членов в территориальной комиссии), можно было задуматься о сценарии отказа в регистрации Кернеса из-за обоснованных сомнений ТИК в том, что он лично написал заявление о согласии на баллотирование после проведения партийной конференции (которая прошла за два дня до дедлайна, а сам Кернес уже находился в «Шарите»). Объективно, единственный шанс на победу в сегодняшних реалиях у альтернативных кандидатов был бы в случае отсутствия в мэрском бюллетене фамилии Кернеса, и, возможно, в каком-то виде этот сценарий еще будет реализован в будущем, если оппонентам мэра удастся пролоббировать объявление внеочередных выборов.

Аналитический центр «Обсерватория демократии».

Материал подготовлен в рамках проекта «Promoting Democratic Elections in Eastern Ukraine», который реализуется при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED). Содержание публикации не обязательно отражает точку зрения NED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии».