ПРОКОММЕНТИРУЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СИТУАЦИЮ С ДОБКИНЫМ. НАСКОЛЬКО ДЕЛО ПРОТИВ ДОБКИНА ОПАСНО ДЛЯ КЕРНЕСА? И ВТОРОЙ ВОПРОС: НЕ ИГРАЕТ ЛИ ИСТОРИЯ С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОДОЗРЕНИЯ ДОБКИНУ И ГИПОТЕТИЧЕСКИМ АРЕСТОМ ЕМУ НА РУКУ? МОЖЕТ ЛИ ОН НА ФОНЕ ШУМИХИ ВОКРУГ ЕГО ИМЕНИ ПОВЫСИТЬ СВОЙ РЕЙТИНГ? И КАК ЭТО ВСЕ ОТРАЗИТЬСЯ НА ОБЩЕМ РЕЙТИНГЕ ОППОЗИЦИОННОГО БЛОКА? | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

ПРОКОММЕНТИРУЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СИТУАЦИЮ С ДОБКИНЫМ. НАСКОЛЬКО ДЕЛО ПРОТИВ ДОБКИНА ОПАСНО ДЛЯ КЕРНЕСА? И ВТОРОЙ ВОПРОС: НЕ ИГРАЕТ ЛИ ИСТОРИЯ С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОДОЗРЕНИЯ ДОБКИНУ И ГИПОТЕТИЧЕСКИМ АРЕСТОМ ЕМУ НА РУКУ? МОЖЕТ ЛИ ОН НА ФОНЕ ШУМИХИ ВОКРУГ ЕГО ИМЕНИ ПОВЫСИТЬ СВОЙ РЕЙТИНГ? И КАК ЭТО ВСЕ ОТРАЗИТЬСЯ НА ОБЩЕМ РЕЙТИНГЕ ОППОЗИЦИОННОГО БЛОКА?

Генеральная прокуратура обвиняет Михаила Добкина по статьям 28 (ч.2 – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору) и 364 (ч.2 – злоупотребление служебным положением) в незаконном отчуждении земельных участков из собственности города в пользу кооперативов «Авантаж» и «Жилстрой-1» в 2008 года. По версии генпрокуратуры, Михаил Добкин вступил в сговор с заместителем мэра Татьяной Овинниковой, Сергеем Чечельницким и Борисом Барониным. И Овинниковой, и Чечельницкому несколькими месяцами ранее было объявлено о подозрении, а Баронин был уволен с должности директора департамента земельных отношений горсовета в апреле 2016 года.

Как и в деле Олеся Довгого, обвиняемого в организации аналогичной «кооперативной схемы» в Киеве, тут есть несколько «скользких моментов». Во-первых, круг лиц, вступивших в сговор, может варьироваться: еще осенью 2016 года Юрий Луценко публично обвинял в причастности к «схеме» Геннадия Кернеса, однако сейчас в тексте представления от ГПУ нынешний мэр Харькова не фигурирует. Во-вторых, решения о выделении жилищным кооперативам земельных участков принималось голосованием депутатов на сессии горсовета – то есть следствию необходимо каким-то образом обосновать, что ответственность лежит не на коллегиальном представительском органе, а на отдельных лицах, сумевших манипулировать депутатским корпусом. В-третьих, Михаил Добкин может избежать уголовной ответственности по сроку давности преступления – он истекает в 2018 году.

Вместе с тем, формально-правовая сторона дела представляется лишь внешней оболочкой – ход процесса и конечный результат зависят, скорее, от политической воли, конъюнктуры и договоренностей. Показательно и то, как происходило голосование в ВР за снятие депутатской неприкосновенности с Михаила Добкина. 13 июля утром фракция «Оппозиционного блока» дала решающие для коалиции голоса за изменение закона о Конституционном суде, затем еще 20 голосов за лоббируемого властью кандидата в аудиторы НАБУ, и 22 голоса за бюджетные правки Гройсмана. Однако вечером 13 июля, по всей видимости, получив свое, правящая коалиция в одностороннем порядке пересмотрела договоренности, и парламент дал согласие на арест депутата от «Оппозиционного блока».

Де-факто, дело Михаила Добкина может быть использовано для ослабления переговорных позиций «Оппозиционного блока» и его инвесторов. Процесс может тянуться долго (как это происходит с «полтавским судом» над Геннадием Кернесом или делами Александра Ефремова и Вадима Новинского), но в конце 2018 года истечет срок давности инкриминируемых Добкину преступлений. Для Кернеса это еще один «крючок», так как в любой момент генпрокуратура может причислить его к соучастникам преступления. Также в «зоне риска» может оказаться народный депутат Анатолий Денисенко (президент «Авантажа» на момент реализации «корпоративной схемы»).

Что касается аспекта рейтингов, то стремительный рост поддержки персонально Михаила Добкина или всего «Оппозиционного блока» в общенациональном масштабе представляется крайне маловероятным. Вне Харькова Добкин воспринимается как маргинальный и «токсичный» политик. На выборах 2014 года, будучи кандидатом от «Партии Регионов» Добкин набрал около 3%, преимущественно на отождествлении с партией. Вместе с тем, у «Оппозиционного блока» объективно есть проблемы с харизматичным публичным лидером, который мог бы стать потенциальным кандидатом на выборах 2019 года – Юрий Бойко не слишком органично подходит для этой роли, и вполне возможно, что Добкин или Новинский могут рассматриваться как альтернативы, усиленные образом «жертвы политических репрессий». Впрочем, в имидже Добкина сложно избавиться от устойчивого налета комичности и несерьезности, который контрастирует с образом жертвы – Вадим Новинский в амплуа «защитника православия» выглядит предпочтительнее.

В то же время у Михаила Добкина есть неплохие перспективы на возможных мэрских выборах в Харькове, и здесь образ «жертвы репрессий» действительно может добавить голосов. Само повторное баллотирование Добкина представляется возможным: (1) если Геннадий Кернес не сможет баллотироваться сам и признает низкий потенциал проекта «преемник» в лице Игоря Терехова; (2) если на момент старта избирательной кампании не будет правовых оснований не допустить Добкина к выборам; (3) если сам народный депутат откажется от всеукраинских амбиций и вернется в ранг регионального политика.

Антон Авксентьев, эксперт
Аналитический центр «Обсерватория демократии»

Консультационный материал подготовлен при поддержке Европейского Фонда за Демократию (EED). Содержание материала не обязательно отражает точку зрения EED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии»