С какими объективными процессами связаны политические изменения в США и ЕС? Можно ли утверждать, что результаты выборов в этих странах предопределяются спецоперациями Кремля? Каково место в этих процессах Украины и отношение к ней? | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

С какими объективными процессами связаны политические изменения в США и ЕС? Можно ли утверждать, что результаты выборов в этих странах предопределяются спецоперациями Кремля? Каково место в этих процессах Украины и отношение к ней?

Период с июня 2016 года по сентябрь 2017-го можно считать поворотным моментом, способным предопределить мировую политику на ближайшие десятилетия. Результаты национальных выборов, которые уже состоялись или произойдут в ближайшие месяцы, имеют глобальное значение для будущего единой Европы. Экономический кризис 2008 года стал катализатором усиления некоторых специфических запросов в западных обществах, которые политики пытаются удовлетворить и в настоящее время. Прежде всего, речь идет о «национальном изоляционизме» — радикальном решении проблемы с наплывом демпингующих мигрантов и скепсисе в отношении интеграционных проектов (в частности, ЕС). Как в «богатой» Северной, так и в «бедной» Южной Европе всё больше избирателей возлагают вину за экономические проблемы на политику Евросоюза. В результате кризис стал благоприятной почвой для популизма и риторики «простых решений». Но, несмотря на такой глобальный тренд, не на всех выборах «национал-изоляционизм» победил. С одной стороны, есть знаковые результаты референдума о выходе Великобритании из ЕС и победа Дональда Трампа на президентских выборах в США. С другой стороны, уже в 2017 году на президентских выборах во Франции, парламентских выборах в Нидерландах и Болгарии евроскептики проиграли. В ближайшие месяцы состоятся парламентские выборы в Великобритании, Франции и Германии, на которых также противостояние «еврооптимистов» и «евроскептиков» может стать ключевым конфликтом.

Утверждать, что результаты выборов в этих странах полностью предопределяются спецоперациями Кремля – означает переоценивать его силы. Однако влияние на ход внешних электоральных процессов Россия оказывать пытается. Первый аспект – это хакерские атаки как элемент информационных войн. Второй аспект – финансовая поддержка (теневая или открытая через кредитование российскими банками) отдельных политических сил (чаще всего радикальных националистов), таких как «Йоббик» в Венгрии, «Национальный Фронт» во Франции, «Золотой рассвет» в Греции, «Северная лига» в Италии. Вместе с тем Россия является далеко не первым и не единственным государством, которое открыто или скрыто оказывает влияние на электоральные процессы в других странах. Преследуемые цели лежат как во внешней, так и внутренней плоскости: во-первых, способствовать приходу к власти в западных странах лояльных евроскептиков, во-вторых, представить итоги выборов как «победу Кремля» для собственного населения.

Место Украины в реальной политической повестке дня западных государств не следует переоценивать. Также необходимо разграничить отношение к украинскому вопросу со стороны западных политических элит и непосредственно граждан. Полагаю, что если бы вопрос предоставления безвизового режима нуждался в положительном голосовании на общенациональных референдумах, то ни Украина, ни Грузия, ни Молдова его бы не получили. В этой связи показательны результаты референдума в Нидерландах об Ассоциации между Украиной и ЕС – 61% голосов «против» является отражением не «пророссийских» или «антиукраинских» настроений, а, скорее, общего недовольства политикой Евросоюза и страхов в отношении новых миграционных потоков. Угроза для Украины состоит в том, что европейские элиты являются электорально зависимыми от настроений своих избирателей, поэтому в среднесрочной перспективе отношения между украинскими и европейскими властями могут ухудшиться. Украине повлиять на этот глобальный тренд тяжело, но возможно – посредством реального, а не декларативного, проведения реформ и повышения уровня жизни собственных граждан. Отношение европейцев к «другим» предопределяется не столько «цивилизационными» соображениями (как это часто подается в украинских СМИ), сколько экономическим прагматизмом. «Государство – надежный партнер, с платежеспособными гражданами, не представляющими угрозы» – только при соответствии такому образу в восприятии европейцев Украина может стать действительно полноправным членом европейского сообщества.

Антон Авксентьев, эксперт

Аналитический центр «Обсерватория демократии»

Консультационный материал подготовлен при поддержке Европейского Фонда за Демократию (EED). Содержание материала не обязательно отражает точку зрения EED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии»