Студенческое голосование: тренды, мотивы и ценности | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Студенческое голосование: тренды, мотивы и ценности

Дискуссия о разрыве поколений в вопросе поддержки «новых» и «старых» политических сил в текущем электоральном цикле — одна из наиболее активных. Многие партии в поиске путей расширения электоральной поддержки освоили новые способы коммуникации с избирателем (интернет, социальные сети и видеохостинги), что в первую очередь направлено на молодёжь и людей среднего возраста.

Насколько весомым является поколенческий разрыв украинского электората, а также отличия голосования студентов от голосования городов и страны в целом? Нашло ли отклик у студентов ориентирование политической коммуникации на интернет и социальные сети? Было ли голосование студентов протестным и антисистемным? Обо всём этом – в новом исследовании Аналитического центра «Обсерватория демократии».

Особенности исследования

За основу анализа были взяты результаты последних парламентских выборов 21 июля 2019 года на избирательных участках, которые отчетливо можно идентифицировать как студенческие. То есть, данные участки либо полностью, либо в абсолютном своём большинстве состоят из студенческих общежитий. Помимо возрастного сравнения результатов голосования необходимо также и региональное. Поэтому для компаративного рассмотрения были выбраны три крупных студенческих города Украины: Харьков, Киев и Львов.

По итогам отбора подходящих под критерии участков были выбраны:

  • Харьков: 9 участков (№ 631108, 631111, 631145, 631146, 631147, 631253, 631262, 631435, 631438);
  • Киев: 12 участков (№ 800003, 800020, 800038, 800312, 800892, 800893, 800895, 800896, 800897, 800939, 801096);
  • Львов: 5 участков (№ 461981, 462052, 462056, 462060, 462109).

В связи с тем, что в анализируемых трёх городах рейтинги партий — разные, приняты во внимание были результаты только тех партий, которые попали в Верховную Раду («Слуга народа», «Оппозиционная платформа — За життя» (далее «ОПЗЖ»), «Батькивщина», «Европейская солидарность» (далее «ЕС») и «Голос»), а также тех политических сил, которые являются рейтинговыми среди студентов в отдельно взятом городе (то есть, набрали больше 5% процентов в среднем показателе среди всех «студенческих» избирательных участков).

Обстоятельства против студенческой явки

Рассмотрим, во-первых, расположение участков и, во-вторых, явку студентов в каждом из городов. Первое необходимо принимать во внимание потому, что зачастую результаты голосования на соседних избирательных участках — похожи, но при этом разнятся от одного студенческого городка к другому. А второе – потому, что сравнение студенческой явки по городам может показать, в каком из них явка студентов относительно общегородских показателей была ниже или выше.

Посмотрев на карту города Харькова, можно увидеть четкие скопления исследуемых избирательных участков – это студенческие городки Шевченковского, Киевского и Московского районов. 90% студенческих общежитий в Харькове сконцентрированы в верхней половине карты города – а это 168-й, 169-й и 170-й мажоритарные избирательные округа.

Цвет участка означает то, какая партия на нём набрала наибольшее количество голосов. Как видим, в Харькове партия «Слуга народа» одержала победу на абсолютно всех участках.

В Киеве ситуация похожа на харьковскую: все «чисто студенческие» избирательные участки «собраны» в нескольких городках. Если не брать во внимание участок №800312, то все остальные 11 анализируемых участков Киева, как и в Харькове, сконцентрированы в нескольких мажоритарных округах – 211-м и 222-м. И ещё одним похожим моментом является то, что партия «Слуга народа» победила на абсолютно всех студенческих избирательных участках столицы.

Львов является более интересным с точки зрения географического расположения общежитий и партий-победителей на участках. Здесь только 5 избирательных участков, которые можно назвать полностью студенческими. А отличие от Харькова и Киева в том, что участки не сконцентрированы в определённых мажоритарных округах Львова, а частью студгородка являются только два участка – №462052 и №462056 (общежития «Львовской политехники»). Оранжевым отмечены участки с партией «Голос» в качестве победителя, а фиолетовым – партией «Европейская солидарность».

Общая явка на выборах в парламент составила чуть больше 49%, что на 3,2% ниже, чем в 2014 году и является самым низким показателем активности избирателей с 1991 года. Во многом явка оказалось такой низкой из-за самой даты проведения выборов. Вторая половина июля – время рабочих отпусков, летнего отдыха, студенческих, школьных каникул и т.п. Вероятно, поэтому явка по городам и стала меньше (кроме Харькова). Обычно явка студенческих участков (это наблюдалось и на президентских выборах 2014, 2019 года, и на парламентских 2014-го) находится на уровне 66-75% относительно общегородской явки, но на прошедших выборах в Раду это было не так.

Наибольшим студенческим «аутсайдером» стал Харьков, где при явке города (50,8%) выше, чем в целом по стране, электоральная активность студентов оказалась крайне мала – всего 15,86%, то есть в 3 раза меньше. Наибольшую явку (23,8%) показали общежития «Харьковского авиационного института», а наименьшую (10,4%) – студгородок «Харьковского политехнического института».

В Киеве ситуация немного лучше (24,8%), однако и там явка почти в два раза меньше общегородской (48,8%). Высший показатель явки – у участка КНУ им. Т.Г.Шевченко – 35%, а низший – 17,9% – у общежитий «Киевского политехнического университета».

А вот Львов подтянулся в активности голосования студентов (30%), что не кажется таким малым показателем, глядя на цифры двух предыдущих городов. Низший порог явки в этом городе сродни киевскому – 18% (на участке «Львовской политехники»). А высший уровень студенческой явки зафиксирован на уровне 44,5%, как ни странно, в другом общежитии этого же ВУЗа.

В данной ситуации необходимо сделать исключение и отделить молодёжь от студентов, проживающих в общежитиях. Несмотря на непривычно высокую явку молодёжи и, в частности, студентов на этих президентских выборах, явка молодёжи на парламентских была ниже обычного, а студентов из общежитий – вообще низкой. На явку студентов, проживающих в общежитии, летний период влияет значительно больше, чем на явку молодёжи – по вполне понятным причинам. Летом общежития — пустые: одних студентов уже выселили, других – еще не заселили, третьи – уехали из общежитий домой, не имея возможности проголосовать.

Таким образом, мы не можем сделать вывод, что молодёжь значительно повлияла на результаты выборов. Но также мы не можем утверждать, что низкая явка молодёжи и студентов, в частности – это высказывание некой позиции. Не можем, потому что главной причиной низкой явки среди студентов и молодёжи, в целом, был тот факт, что выборы проходили летом. Главный вывод: проведение выборов в летний период – крайне неудачный вариант для молодежи.

Региональные предпочтения сильнее молодёжных

Мы проанализировали результаты голосования на всех студенческих избирательных участках Харькова, Киева и Львова. Как уже было отмечено ранее, мы брали во внимание результаты только тех партий, которые прошли в парламент, и тех, которые набрали в среднем больше 5% в городе среди студенческих избирательных участков. То есть, в каждом городе могли быть региональные рейтинговые политические силы.

В Харькове таковыми оказались «Партия Шария» и «Оппозиционный блок» (далее «ОБ»). Первая заняла на 8-ми из 9-ти участков 2-е место, набрав на всех больше психологического барьера — 5%. На участке общежитий «Харьковского авиационного института» (№631253) зафиксирован наивысший ее результат – 19,8%, а на участке №631438 – наименьший (8,7%), который все равно обеспечил партии 3-е место.

Победитель выборов – партия «Слуга народа» набрала на всех участках от 42,7% до 63,8%, что является крайне высоким показателем. Интересным фактом является то, что на участке №631111 общежитий «Харьковского политехнического института», где пропрезидентская партия имеет достаточно высокий результат в 57,4%, кандидат в депутаты по мажоритарному округу от этой же партии Мария Мезенцева набрала рекордные во всем округе 75% поддержки.

Также обратив внимание на изменение от участка к участку показателей «Слуги народа», с одной стороны, и «ОПЗЖ» с «Оппоблоком», с другой, можно увидеть их обратную зависимость – чем больше получает на каждом участке «ОПЗЖ» и «ОБ», тем меньшим является результат «Слуги народа», и наоборот. Вопреки изначальной версии об оттягивании голосов «Партией Шария» у «Слуги народа» из-за похожих стратегий общения с молодёжью и студенчеством, такое не замечается на всех участках (только на некоторых) и не проявляется так явно, как в случае с «ОПЗЖ».

В отличие от Харькова, где было два региональных фаворита, не прошедших в Раду, в Киеве есть только один – «Партия Шария». При этом в столице у этой партии позиции значительно слабее. Самый высокий показатель – 14,2%, самый низкий – 2,7%, 2-е место только на двух участках, а больше 10% партия набрала только на 4-х участках из 12-ти. Сравнительно высокие показатели партия имеет на участках «Киевского политехнического института» (№800892-800897).

Показательно меньший результат у «Слуги народа» и больший результат у «Голоса» с «ЕС» зафиксирован на участках, где большинство избирателей составляют студенты общежитий КНУ им. Шевченко. Исходя из этих и прочих результатов, можно сделать вывод о достаточно высокой обратной взаимозависимости результатов пропрезидентской силы с партиями Святослава Вакарчука и Петра Порошенко. Она наблюдается на 8-ми из 12-ти участков Киева.

В среднем вторая по студенческой популярности в Киеве партия – «Голос». Самый низкий её процент – 8,4%, самый высокий – 24,3%. На 3-х из 12-ти участков партия Вакарчука набрала больше 20%. Немного ниже показатели имеет «Европейская солидарность», входящая на почти всех участках в «топ-3», и имеющая результаты в диапазоне 8,1% — 20,9%.

Также интересным моментом являются неожиданно высокие результаты некоторых политических сил на отдельных участках. Например, «Сила и честь», которая в целом в Киеве набрала больше 5%, сохранила этот тренд на 3-х разных студенческих участках. А на участке №800038 партия «Свобода» преодолела барьер с показателем 5,1%. Все остальные политические силы не вышли за предел 5%.

В результатах голосования студентов Львова можно увидеть четкую «процентную пропасть» между фаворитами («Слугой народа», «Голосом» и «Европейской солидарностью»), с одной стороны, и аутсайдерами («Батькивщиной» и «ОПЗЖ»), с другой. И при этом нет ни одной политсилы, не попавшей в парламент, которая бы пользовалась популярностью у львовских студентов. С данной точки зрения можно сказать, что электоральные симпатии львовских студентов наиболее представлены в новом парламенте.

Как и в Киеве, на львовских избирательных участках зафиксирована обратная зависимость результатов «Слуги народа» и партии «Европейская солидарность». Только во Львове пропрезидентская партия не выиграла ни на одном участке, но уверенно получила 2-е или 3-е место. Отчетливо наблюдаются высокие проценты «Слуги народа» на участках №462052 и №462056, которые расположены в студенческом городке «Львовской политехники».

Следует упомянуть о других партиях, которые набрали больше 5% на отдельных участках. На участке №462056 «Партия Шария» неожиданно набрала 5,5%. Примечательно, что эта партия даже во Львове набрала в среднем среди студентов больше, чем «Батькивщина» и «ОПЗЖ», попавшие в парламент. Что касается других партий, то «Самопомощь» на 461981-м участке получила 5,3% голосов, а на 462060-м «Сила и честь» набрала 5,5%.

«Слуга» Харькова, «Слуга» Киева и «Голос» Львова

В данном разделе мы сравним результаты студенческих участков с общегородскими и всеукраинскими в каждом из 3-х избранных городов.

В Харькове наблюдается достаточно большой разрыв в процентах 3-х партий между студенческими и общегородскими результатами. Наибольший прирост у «Слуги народа» – почти 15%. Второй – у «Партии Шария», которая среди студентов набрала почти в 3 раза больше, чем по городу. А вот у «ОПЗЖ» – наоборот, поддержка среди студентов в 3 раза меньше.

В целом, можно заметить, что все партии, позиционировавшиеся в публичном пространстве как новые, внесистемные («Голос», СН и «Партия Шария»), получили среди студентов больший уровень поддержки, чем все условно «старые» партии. Из последних, кстати, ни одна не набрала в среднем среди студентов больше 10% голосов.

Интересно взглянуть в сравнении на результаты голосования в контексте идеологических ориентиров студентов, то есть, поддержки в целом промайданных («ЕС», «Батькивщина», «Голос»), и контрмайданных партий («ОБ», «ОПЗЖ», «Партия Шария»). В сумме партии промайданного поля получили от харьковских студентов 11,5% голосов, а контрмайданного – 29,2%. В то же время общегородская поддержка промайданных партий находится на уровне 14%, контрмайданных – 40,8%. Как мы видим, с обоих полей студенчества произошло перетекание в сторону партии «Слуга народа», что и создало такой большой разрыв в голосовании города и молодёжи.

Как и в Харькове, киевские студенты показали больший уровень поддержки «несистемных партий» со всех идеологических фронтов. Наибольшая позитивная разница студенческого и общегородского показателя наблюдается у двух партий: «Слуги народа» (на 9,4%), и «Голоса» (в 1,5 раза). В целом по городу 2 место заняла партия «Европейская солидарность», а по студенческим избирательным участкам – «Голос».

Снова по аналогии с предыдущим городом, в Киеве «Слуга народа» прирастила свой результат на студенческих участках с полей и промайданных (получивших 31,7% по общежитиям, 35% по городу), и контрмайданных партий (9,8% и 10,9% – студенческий и общегородской показатель, соответственно).

Во Львове лидирующая в предыдущих городах «Слуга народа» находится лишь на 3-м месте, однако по студенческому голосованию её позиции выше на 5,1%, чем в целом по городу. У всех остальных политических сил разница между голосованием студентов и общегородскими результатами — незначительная. Это может говорить о том, что в данном городе не наблюдается серьезный поколенческий разрыв в голосовании.

По студенческому голосованию разрыв между занимающим 1-е место «Голосом» и наступающей на пятки «Европейской солидарностью» увеличился и составил 5,5%, тогда как по городу этот разрыв всего — 2%. Сохраняется тренд общей поддержки студентами «новых» партий.

Мотивы и ценности студенчества

Большинство студентов, проживающих в общежитиях, голосовали за ту или иную политическую силу исходя из мотивации установления доверия к ним. Оно, в свою очередь, складывалось из запроса на «новые лица», то есть людей, не пребывавших ранее в политике, или не игравших в ней ключевую роль. Таким образом, «Партия Шария», «Слуга народа» и «Голос» привлекли именно тем, что они, по мнению их сторонников, новые.

Немаловажным аспектом стало применение политическими силами новых средств коммуникации. Это и интернет, и социальные сети, и YouTube. Молодёжи, а тем более студентам, импонирует то, что кто-то общается с ними на их же языке и через их же каналы коммуникации. Однако данная технология эффективна только в совокупности с имиджем партии «новых лиц».

При ключевой важности возраста в определении политических предпочтений, всё равно на него накладывается и региональный фактор. Харьковские студенты голосовали за «ОПЗЖ», чтобы сохранить баланс в Раде, и сохранять представительство русскоязычных, а львовские за «Голос» и «Европейскую солидарность» – чтобы продолжалась политика защиты украинского языка и евроатлантическая интеграция.

Необходимо отметить, что студенчество часто проявляет признаки протестного голосования. На парламентских выборах 2014-го года на тех же студенческих участках Харькова, где в этом году «Партия Шария» заняла 2-е место, тогдашняя «Интернет-партия Украины» набирала в среднем 8,25%, что обеспечивало ей 2-3 места (общегородской показатель этой партии был на уровне 1%.) Такая же ситуация наблюдалась и на выборах в харьковский горсовет в 2015 году, когда рейтинг «Блока Дарта Вейдера» на студенческих участках достигал 15%. Но на выборах 2019 года мы увидели сдвиг от откровенно юмористических проектов в сторону «серьезных партий», которые также применяли новые каналы коммуникации.

Выводы

Хотя результаты выборов и отразили большинство предпочтений молодёжи, нельзя в итоге сказать, что она кардинальным образом на них повлияла посредством высокой явки. Негативным фактором выступила дата проведения выборов — во время летних каникул, которая снизила электоральную активность студенчества. В дальнейшем, политическим акторам необходимо учитывать фактор времени года, если они хотят видеть высокую явку и среди работающих людей, и среди студентов.

Вне зависимости от принадлежности к общим студенческим трендам, в голосовании молодёжи всё равно проявляются региональные особенности. В юго-восточных регионах голоса «ОПЗЖ» среди студентов перетекали к «Слуге народа» и «Партии Шария», а на Западе проценты «Европейской солидарности» – к партии «Голос».

В Харькове, Киеве и Львове студенты оказывали большую поддержку тем партиям, которые позиционировались как внесистемные и партии «новых лиц» – «Слуга народа», «Голос», «Партия Шария». Системные партии, наоборот, имели меньшую поддержку. Факторы публичного заявления о «новизне» кардинально повлияли на отношение молодых (и не только) избирателей к политическим силам, что в итоге сказалось на результатах голосования.

Крайне важным является изучение предпочтений молодёжи, её ценностей и мотивов, так как именно молодёжные, студенческие предпочтения будут задавать тренды в следующих избирательных циклах. С каждыми новыми выборами политические кампании всё больше переходят из плоскости бумажной агитации в плоскость медиа-борьбы в интернете и социальных сетях. Победа партии, которая широко применяла неклассические средства политической коммуникации, только увеличивает вес данных технологий в будущем.

Политическим партиям и всем кандидатам уже сейчас необходимо обращать внимание на данный фактор при выстраивании коммуникации с молодыми избирателями. Только таким образом возможно построение такой партийной системы в государстве, которая будет аккумулировать интересы максимально возможного круга избирателей, в том числе и молодых.

Аналитический центр «Обсерватория демократии».

Материал подготовлен в рамках проекта «Promoting Democratic Elections in Eastern Ukraine», реализуемого при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED). Содержание публикации не обязательно отражает точку зрения NED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии».