Региональные особенности динамики партийной системы и электорального баланса в Харьковской области | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Региональные особенности динамики партийной системы и электорального баланса в Харьковской области

К Харьковской области как прифронтовому и приграничному региону приковано значительное исследовательское внимание: во-первых, потому что политическая стабильность в Харьковской области объективно выступает вопросом национальной безопасности, во-вторых, из-за традиционной электоральной специфики области. Третий по численности зарегистрированных избирателей (2,13 млн.) регион Украины в течение электоральной истории 1994-2015 годов часто демонстрировал тенденции, которые контрастировали с общеукраинскими.

В то же время сама Харьковская область имеет свои относительно устойчивые электоральные закономерности, свидетельствующие о внутренней неоднородности региона с точки зрения традиционных политических позиций избирателей. Электоральные карты Харькова и области по результатам различных выборов иллюстрируют наличие устойчивого электорально-пространственного разграничения. Отметим несколько основных особенностей и тенденций в пределах Харьковской области.

Во-первых, стоит отметить наличие четко выраженного «западного пояса», в котором сумма голосов, поданных за т.н. «проукраинские» (или «промайданные») силы, относительно выше (Краснокутский, Богодуховский, Валковский, Коломакский, Нововодолажский, Кегичевский, Сахновщинский, Зачепиловский районы).

Во-вторых, т.н. «проукраинская сумма» относительно выше в сельских-аграрных районах и ниже в урбанизированных-промышленных. В частности, эту «урбанистическую» гипотезу подтверждает сопоставление результатов городов областного значения и соответствующих районов (например, Лозовая — Лозовской район, Чугуев — Чугуевский район, Изюм — Изюмский район и т.д.): почти всегда суммарные результаты «проукраинских сил» в городах ниже. В целом, пояс больших в масштабах области городов (Лозовая, Чугуев, Купянск, Изюм, Первомайский, Балаклея, Красноград, Волчанск) стабильно демонстрирует относительно низкие показатели «проукраинской суммы», особенно в этом смысле выделяется Чугуев.

В-третьих, Люботин, Золочевский, Дергачевский, Харьковский и Змиевской районы из-за близости к областному центру в большинстве случаев демонстрируют результаты, подобные голосованию Харькова.

В-четвертых, в пределах Харькова (в котором живет большинство избирателей области) фиксируется постоянное центр-периферийное разделение: т. н. «проукраинские силы» пользуются относительно большей поддержкой в центре города и имеют более низкие показатели на избирательных участках, удаленных от центра.

Рис. 1. «Проукраинская сумма» на выборах в парламент 2014 года в разрезе 84 округов Харьковского городского совета

Источник: данные сайта ЦИК

Несмотря на наличие постоянных закономерностей соотношения поддержки политических сил, которые условно можно отнести к «промайданным» («проукраинским») и «контрмайданным» (а это бинарное разделение для анализа динамики 2004-2015 годов представляется более удачным, чем традиционное «право-левое»), электоральный баланс Харьковской области претерпел в последние годы ощутимые изменения.

Рис. 2. Динамика электорального баланса Харьковщины (2004-2015 г.г.)

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Приведенные в диаграмме проценты суммарной поддержки двух обобщенных политических блоков иллюстрируют определенные тенденции «отката» после пиковых результатов 2014 года, которые, вероятно, проявятся и на предстоящих выборах 2019 года. Сейчас, согласно данным закрытых социологических опросов, наибольшей поддержкой в области пользуются именно партии «контрмайданного» блока — «Возрождение» (в первую очередь, за счет «эффекта отождествления» с мэром Харькова Геннадием Кернесом), «За Жизнь», «Оппозиционный блок», «Наш Край».

Однако, из поля зрения анализа, который обрабатывает только набранные на выборах проценты, выпадает тренд абеснтеизма, который на самом деле и является наиболее устойчивой электоральной тенденцией на Харьковщине. Количество избирателей, которые не воспользовались своим активным избирательным правом, начиная с 2014 года превышает суммарные объемы «промайданного» и «контрмайданного» сегментов.

Рис. 3. Динамика электорального баланса Харьковщины (2004-2015 г.г.) с учетом явки избирателей

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

В целом, с точки зрения активности избирателей Харьковская область стабильно входит в регионы-аутсайдеры с наименьшей явкой. Ни разу за период 1991-2015 годов явка на Харьковщине не была выше средней явки по Украине.

Рис. 4. Сравнение совокупной активности избирателей в Украине и в Харьковской области (1991-2015 г.г.)

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Показательно, что после Евромайдана «кривые» Харьковской области и всеукраинской расходятся: если для Украины в целом на президентских выборах 2014 года явка по сравнению с выборами 2012 года увеличилась, то в Харьковской области — наоборот, активность избирателей уменьшилась. В целом, начиная еще с 2012 года наблюдается сильная связь между явкой избирателей в регионах и процентом поддержки в нем «промайданных сил»: коэффициент корреляции этих двух массивов для выборов 2012 года составил k = 0,72, для президентских выборов 2014 года — k = 0,86, для парламентских выборов 2014 года — k = 0,82. То есть, можно аргументировано предположить, что увеличение группы «абсентеистов» произошло, в первую очередь, за счет бывших избирателей «контрмайданного» блока.

Изменения в электоральном балансе Харьковской области напрямую связаны с региональными особенностями динамики партийной системы. По состоянию на 18 января 2017 года, в Украине было зарегистрировано 352 политических партий. Почти половина всех украинских политических партий появилась за последние три года. В целом, в 2015 год стал рекордным для Украины по количеству зарегистрированных политических партий. До этого наибольшее количество партий было зарегистрировано в 2005 году — 24. В Харьковской области по данным регистрационной службы Главного управления юстиции зарегистрировано около 200 областных организаций партий (можно констатировать увеличение разрыва между всеукраинскими партиями и их представительством в Харьковской области: так, например, по состоянию на 2008 год из 148 партий в Харьковской области было зарегистрировано 142 партии).

У 3-х из 352-х политических партий юридический адрес находится в Харькове — это партии «Народные инициативы Александра Фельдмана», «Жизнь» и «Новые рубежи» (последние две связывают с народным депутатом Валерием Писаренко). Ярко выраженные региональные партии на Харьковщине отсутствуют. По сравнению, например, с партиями, где само название отсылает к четкой территориальной локации — «Одесская партия», «Одесская морская партия Сергея Кивалова», Всеукраинское объединение «Черкасчане», партия «Херсонцы», «Винницкая европейская стратегия», «Украинская галицкая партия»,«Мы — Киевляне» и другие.

Тем не менее, в некоторой степени региональным политическим проектом можно считать партию «Возрождение», которая в Харькове отождествляется с мэром города Геннадием Кернесом. Членами Харьковской областной организации партии «Возрождение» являются более 34 тысяч человек (из них 14 тысяч — в областном центре). Местные организации партии действуют во всех районах и городах областного значения. Председатель областной организации «Возрождение» — народный депутат Виктор Остапчук, городской организации — заместитель председателя Харьковского областного совета, Владимир Скоробогач. В то же время в «кулуарах харьковской политики» обсуждают возможность слияния местной команды «Возрождения» с более перспективным во всеукраинском масштабе проектом «За Життя».

Среди парламентских партий на Харьковщине больше всего представлена «Батькивщина» и «БПП-Солидарность». При этом с поддержкой этих партий количество ячеек коррелирует слабо. Показательно, что региональный победитель парламентских выборов 2014 года — «Оппозиционный блок» — не развивает сеть партийных организаций, из-за чего, в частности, не может участвовать в выборах в ОТГ.

В октябре 2015 года 15 партий участвовали в выборах в Харьковский областной совет, хотя только 4 смогли выдвинуть кандидатов во всех округах (еще 3 максимально приблизились к этому). В выборах в Харьковский городской совет приняли участие 20 политических партий.

Таблица 1. Участие партий в выборах в Харьковский областной совет 2015 года

Партия Количество кандидатов Количество голосов % голосов Места в совете % мест в совете
«Возрождение» 116 320 895 35,47 50 41,6
«Блок Порошенко «Солидарность»» 121 126 776 14,01 20 16,6
«Оппозиционный блок» 105 122 673 13,56 19 15,8
«Самопомощь» 46 77 618 8,58 12 10
«Наш край» 120 72 359 8,00 11 9,1
 «Батькивщина» 121 47 551 5,26 8 6,6
«Волонтерская партия Украины» 121 26 507 2,93 0 0
«Радикальная партия Ляшка» 75 24 278 2,68 0 0
«УКРОП» 44 20 685 2,29 0 0
«Нова держава» 90 20 422 2,26 0 0
«Свобода» 117 15 481 1,71 0 0
«Блок Дарта Вейдера» 1 8830 0,98 0 0
«Сила людей» 121 8781 0,97 0 0
«Социалисты» 53 6041 0,67 0 0
«Сильная Украина» 87 5913 0,65 0 0

Источник: данные сайта ЦИК

Если сравнить эти результаты с итогами выборов в областной совет 2010 года, то суммарный процент «Возрождения» и «Оппозиционного блока» — 49,03 %, тогда как в 2010 году по пропорциональной части «Партия регионов» получила 34,59 %, а КПУ — 10,06 % голосов. Значительно снизилась поддержка «Батькивщины»: с 17,69 % до 5,26 %.

Из-за наличия мажоритарной составляющей выборы 2010 года привели к значительно большему диспропорциональному искривлению. Расчет «индекса Галлахера» для совета 2010 года избрания дал результаты LSq1 = 10,93 (только для пропорциональной части выборов) и LSq2 = 20,13 (для выборов в целом), тогда как применение пропорциональной персонифицированной избирательной модели в 2015 году уменьшило диспропорциональность (LS2015 = 5,29).

В конфигурации областного совета 2015 года были возможны различные форматы коалиции (в отличие от городского совета, где однопартийное промэрское большинство сформировало «Возрождение»). Итоговый формат вписывается в «модель Райкера» и его теорию внеидеологических минимально выигрышных коалиций, адаптированную к неопатримониальному характеру украинского политического режима. «Возрождение» сформировало коалицию не с другими электоральными наследниками «Партии регионов» (речь об «Оппозиционном блоке» и «Наш Край»), а с президентской «БПП-Солидарностью». Таким образом, характер регионального политического режима в Харьковской области обусловлен этим альянсом главных носителей электорального и административного ресурса. Несмотря на идеологическую дистанцию ​​между этими партиями, на уровне Верховной Рады «Возрождение» также де-факто (но не де-юре) входит в коалицию.

Таблица 2. Индекс коалиционного влияния фракций в Харьковском областном совете

Партия Коалиционное влияние
«Возрождение» 0,4
«Блок Порошенко „Солидарность“» 0,15
«Оппозиционный блок» 0,15
«Объединение „Самопомощь“» 0,15
«Наш край» 0,15
ВО «Батькивщина» 0

* в расчетах автора используется «индекс Банцафа»

Рис. 5. Конфигурация Харьковского областного совета после выборов 2015 года

Источник: данные сайта ЦИК

Для анализа электоральной конфигурации в Харьковской области и характера конкуренции между партиями, представляется целесообразным обратиться к методологическим инструментам современной политологии — «индексов эффективного количества партий» (рассчитанных по доле голосов, а не мест в ассамблее) Лааско-Таагепера и Голосова (которые могут интерпретироваться как показатели степени фрагментированности электорального пространства), а также «треугольника Нагаямы».

Рис. 6. Индексы эффективного количества партии (электоральные) в Харьковской области

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Показательно, что по сравнению с аналогичными расчетами для всеукраинского электорального пространства, на Харьковщине индексы всегда ниже. Меньшее эффективное количество электоральных партий свидетельствует о меньшей степени фрагментации электорального пространства. Также характерной особенностью Харьковской области является то, что доминантная партия традиционно получает высокую поддержку (в процентах), чем партия-лидер в общеукраинском масштабе.

Рис. 7. Результаты партии-победительницы (динамика 1998-2015 года)

*для Харьковской области: 1998, 2002 г. — КПУ, 2006-2012 г. — «Партия регионов», в 2014 г. — «Оппозиционный блок», в 2015 г. — «Возрождение»

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Динамику формата партийной системы в Харьковской области можно исследовать с помощью «треугольника Нагаямы». Ниже приведены визуализации авторских расчетов для результатов парламентских выборов 1998-2014 годов (детализация по округам), а также выборов в областной совет 2015 года. Красным цветом отмечены точки, обозначающие округа, расположенные в Харькове (где проживает 51,4 % избирателей всей области), синим — другие округа.

Рис. 8. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 1998 года

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

На парламентских выборах 1998 года в Харьковской области больше всего голосов получила КПУ (35,49 %): характерно, что ее поддержка в округах, расположенных в Харькове, была ниже, чем в сельских округах области. Второе место в округах Харькова получила ПСПУ, в сельских округах за пределами областного центра — преимущественно СПУ (и в одном «Народная аграрная партия»). Размещение «городских» точек в нижней части сегмента G характеризует состояние партийной конкуренции как таковой, при котором доминирующая партия не имеет абсолютного большинства (поддержки > 50%), при этом она конкурирует сразу с несколькими силами (более 50 % голосов подано не за первые две партии ). В округах за пределами областного центра доминирующая партия значительно превосходит все другие, но набирает менее 50 % голосов.

Рис. 9. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 2002 года

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

На очередных выборах в 2002 году КПУ снова победила, но потеряла около 5 % голосов (результат — 30,69 %). В Харькове второе место в большинстве округов заняла СДПУ(о) (совокупный результат в области — 10,32 % и третье место), тогда как в сельских округах второе место во всех округах получила президентская сила «За Единую Украину!». В 5-ти округах сумма голосов, поданных за первые две партии, превысила 50 %. Из так называемых «проукраинских сил», входивших в антипрезидентскую коалицию, лучший результат был зафиксирован у «Нашей Украины» (5,92 %) и СПУ (4,58 %).

Рис. 10. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 2006 года

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Парламентские выборы 2006 года проходили по пропорциональной системе, что вдвойне увеличивало роль партийных результатов. До этомо времени «Партия регионов», фактически, аккумулировала весь «контрмайданний» электорат (именно к ПР перешли голоса многих избирателей КПУ и «За ЕДУ» 2002 года). «Партия регионов» получила на выборах 51,7 % голосов — в сельских округах поддержка партии была выше. Второе место во всех 14 округах занял БЮТ (с диапазоном поддержки от 7 до 15 %).

Рис. 11. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 2007 года

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Внеочередные парламентские выборы 2007 года фактически воспроизвели ту же конфигурацию с незначительным ростом поддержки БЮТ (16,36 % в среднем по области). За «Партию регионов» проголосовали 49,6 % избирателей с сохранением тенденции к относительно большим показателям в сельских округах.

Рис. 12. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 2012 года

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

На выборах 2012 года «Партия регионов» потеряла часть своих избирателей, получив 40,98 % голосов (на 8,6 % меньше результата 2007 года). Вероятно, «трансферт» состоялся по направлению КПУ, которая заняла второе место в 12-ти из 14-ти округах области с совокупным результатом 13,18 % (против 8,28 % в 2007 году). В двух «центральных» районах города Харькова второе место заняла «Батькивщина» (совокупный результат -25,54 %). В целом система начала дрейфовать от секторов Е и D к сегменту G (состояние, подобное выборам 2002 года).

Рис. 13. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 2014

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

«Оппозиционный блок» выступил в качестве электорального наследника «Партии регионов» и смог аккумулировать 32,16 % голосов (на 9 % меньше результата 2012 года). Во многом снижение результата объясняется низкой явкой — часть «контрмайданного электората» проигнорировала выборы, тогда как «промайданные» избиратели — наоборот. Второе место во всех округах получила президентская партия БПП (диапазон процентов — от 11% до 18%).

Рис. 14. «Треугольник Нагаямы» по результатам выборов 2015 года

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

На выборах в областной совет 2015 года в относительном большинстве районов и городов областного значения победу одержала партия «Возрождение», которая (вместе с партией «Наш Край») нарушила монополию «Оппозиционного блока» на электоральное наследие «Партии регионов». Больше всего голосов «Возрождению» принесла победа в Харькове за счет отождествления с мэром города Геннадием Кернесом (партия набрала 45 % при 11 % у ближайшего конкурента). В то же время на территории районов области усилилась фрагментация электорального пространства и увеличилось количество конкурентоспособных партий. В 11 районах наибольшую поддержку получила президентская «БПП-Солидарность» за счет отождествления с влиятельными местными бизнесменами и политиками (часто — действующими депутатами облсовета, которые в 2010 году избирались от «Партии регионов»). Всего 7 партий получили первое или второе место хотя бы в одном районе или городе областного значения («Возрождение», «БПП-Солидарность», «Оппозиционный блок», «Наш Край», «Батькивщина», «Волонтерская партия», «Самопомощь» ). Смещение в левую часть сегмента G свидетельствует об отсутствии доминантной партии на большинстве территорий и минимальных разрывах между политическими силами, которые заняли первое и второе места.

Характерно, что партии имели достаточно неравномерную поддержку на разных территориях и это привело к высокой степени электорально-региональной неоднородности. В современной политологии для измерения этой (не)однородности по отношению к электоральной базе каждого субъекта в целом принято использовать различные индексы. Мы предлагаем рассчитывать индекс электорально-пространственной (не)однородности как коэффициент вариации массива результатов, полученных партией, в разных регионах, районах, округах, участках и т.д. (в зависимости от объекта исследования). Значение индекса будет тем выше, чем больше будут отклонения от среднего результата в различных территориальных единицах анализа. На всеукраинском уровне политические силы в зависимости от территориальной однородности своей поддержки могут быть классифицированы следующим образом: общенациональные (0 < IRNP < 0,33), макрорегиональные (0,34 < IRNP < 0,66), региональные (0,67 < IRNP < 0,99), субрегиональные (1 < IRNP). То есть для первых будет присуща территориальная однородная поддержка, а последних можно считать «партиями одного-трех регионов», которые не воспринимаются на большей территории. В таблицах ниже приведены расчеты для общенационального уровня (на базе выборов в парламент 2014 года и выборов в областные советы 2015 года), а также для харьковского регионального уровня (оценивалась вариация районных результатов партий на выборах в областной совет). Таблица 3. Электорально-пространственная неоднородность электоральных баз украинских политических партий

2014 % IRNP
«Народний фронт» 22,14 0,433
«Блок Порошенко» 21,82 0,213
«Самопомощь» 10,97 0,395
«Оппозиционный блок» 9,42 1,207
«Радикальная партия О. Ляшка» 7,44 0,363
«Батькивщина» 5,67 0,279
2015 % IRNP
«Блок Порошенко «Солидарность»» 19,5 0,210
«Батькивщина» 12,2 0,304
«Оппозиционный блок» 10,5 0,920
«УКРОП» 7,4 0,681
«Свобода» 6,8 0,653
«Радикальная партия О. Ляшка» 6,8 0,488
«Самопомощь» 6,4 0,536
«Возрождение» 5,5 1,370
«Наш Край» 4,3 0,811

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Таблица 4. Электорально-пространственная неоднородность электоральных баз харьковских областных организаций политических партий

2015 % IRNP
«Возрождение» 35,47 0,473
«Блок Порошенко «Солидарность»» 14,01 0,627
«Оппозиционный блок» 13,56 0,574
«Самопомощь» 8,58 0,672
«Наш край» 8,00 0,758
 «Батькивщина» 5,26 0,584
«Волонтерская партия Украины» 2,93 1,386
«Радикальна партия О. Ляшка» 2,68 0,446
«УКРОП» 2,29 0,489
«Нова держава» 2,26 0,775
«Свобода» 1,71 0,438
«Блок Дарта Вейдера» 0,98 0,501
«Сила людей» 0,97 1,162
«Социалисты» 0,67 1,023
«Сильная Украина» 0,65 0,541

Источник информации для расчетов: данные сайта ЦИК

Сам по себе показатель однородности не выступает «индикатором силы» партии — высокие или низкие значения могут быть присущи как популярным, так и маргинальным партиям. Впрочем, в основном, партии власти и сильные партии в своем «расцвете» работают на выравнивание этой неоднородности. Примеры индексов, больших чем IRNP = 1, характеризуют локальные проекты, из всего массива результатов имеют высокие показатели лишь на нескольких. Например, к этому типу партий, по результатам выборов 2015 года, относится «Волонтерская партия Украины», которая получила значительную поддержку только на юге Харьковской области (территории, которая относится к мажоритарному округу № 178, по которому в 2014 году баллотировался председатель партии Валерий Дема и где расположены подконтрольные ему предприятия).

Выводы

Анализ электорально-пространственного баланса в формате бинарного обобщения вокруг «Майдана» как ключевого конфликта 2004-2014 годов показал, что Харьковская область, несмотря на ее внутреннюю электоральную неоднородность, является одной из наименее благоприятных для т.н. «промайданних сил». Пиковая точка поддержки «промайданних сил» — это 2014-й год, после чего фиксируется «откат». Уже на местных выборах 2015 года електоральний баланс был в пользу «контрмайданних» партий (61 % на 39 %), в которых большинство составляют бывшие члены «Партии регионов». В настоящее время за электоральное наследство ПР спорят 4 самые популярные в области партии — «Возрождение», «Оппозиционный блок», «Наш Край» и «За Жизнь», для которых Харьковщина является базовым регионом. Впрочем, наиболее устойчивым электоральным трендом является абсентеизм, который значительно усилился с 2014 года. С показателями активности избирателей 47 % (президентские выборы), 45 % (парламентские) и 44 % (местные) Харьковщина является одним из самых пассивных с точки зрения явки регионов. Электоральному пространству Харьковской области присущ низкий уровень фрагментированности, чем общеукраинскому (что подтверждается меньшими значениями индексов эффективного количества партий). Наиболее популярная в регионе партия (КПУ — Партия регионов — «Оппозиционный блок» — «Возрождение») всегда набирала больше (в процентах), чем победитель парламентских выборов. Пиком электорального доминирования одной партии были 2006-2007 годы, когда «Партия регионов» получала около 50 % голосов. Учитывая результаты выборов 2015 года, можно утверждать, что на территории области усиливается электорально-партийная фрагментация, но это характерно для районов и городов за пределами Харькова. В Харькове за счет большого личного рейтинга мэра Геннадия Кернеса «Возрождение» имеет однопартийное большинство в городском совете и пытается воссоздать электоральный баланс 2006-2007 годов, став наследником «Партии регионов». Впрочем, после ухода Геннадия Кернеса от управления городом ситуация может быстро измениться, а фрагментация — усилиться. В областном совете «Возрождение» создало коалицию с «БПП-Солидарностью»: таким образом, характер регионального политического режима определяется альянсом носителей электорального и административного ресурсов.

Антон Авксентьев, Аналитический центр «Обсерватория демократии»

Материал подготовлен в рамках проекта, который реализуется при финансовой поддержке Европейского фонда демократии (EED) и Правительства Канады