Пути и условия реинтеграции: публичное обсуждение в Харькове в рамках гражданского марафона #Зачем_Нам_Быть_Вместе? | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Пути и условия реинтеграции: публичное обсуждение в Харькове в рамках гражданского марафона #Зачем_Нам_Быть_Вместе?

30 июня в пресс-центре информационного агентства «StatusQuo» в рамках гражданского марафона #Зачем_Нам_Быть_Вместе? состоялось публичное обсуждение на тему: «Пути и условия реинтеграции: вызовы и возможности». В дискуссии при модерировании журналиста, главы правления «Громадського радіо» Андрея Куликова приняли участие представители местных сообществ Харьковщины – волонтеры, АТОвцы, переселенцы, общественные активисты. Мероприятие было проведено при поддержке Посольства Швейцарии в Украине, участии Украинского независимого центра политических исследований и Единого Координационного Центра «Донбасс».

Партнером марафона в Харькове выступил Аналитический центр «Обсерватория демократии».

Безусловно, существует много концепций возможных путей и условий реинтеграции неподконтрольных территорий востока Украины, отметил Андрей Куликов во вступительном слове. Но эта дискуссия связана не только с теорией, но и непосредственно с действительностью. Таким образом, очерчивая общую проблематику обсуждения, модератор подчеркнул, что мероприятие посвящено не только системным подходам к деоккупации, но и обмену опытом, историями и видением будущего среди различных сообществ страны.

Сущность реинтеграции и законодательная амбивалентность

Юлия Тищенко, эксперт Украинского независимого центра политических исследований, в своем выступлении, прежде всего, обратила внимание на определение понятия реинтеграции. По ее словам, данный, очень распространенный сегодня, термин большинство использует, не задумываясь о его истинном смысле. Очевидно, добавила эксперт, в социальном плане — это синоним процесса присоединения. Однако в первую очередь, в юридической терминологии, «реинтеграция касается вопроса приобретения гражданства с соответствующими правами и возможностями, повторного обретения человеком всего комплекса прав и взаимоотношений с государством».

С точки зрения Юлии Тищенко, решающую роль для закладывания фундамента дальнейшей деоккупации временно оккупированных территорий Востока играют даже не диалоги на политическом уровне, а обычные межличностные контакты представителей различных сообществ, например, в рамках гуманитарных проектов.

Что касается законодательного измерения решения проблемы, эксперт отметила амбивалентность в качестве ведущего недостатка предложенных проектов закона о возвращении суверенитета временно оккупированных территорий. Подобная противоречивость проявляется в том, что, «с одной стороны, декларируется принцип — оккупант несет ответственность за все, что происходит на его территории (согласно Женевским конвенциям). С другой стороны, утверждается, что Украина должна осуществлять социальную защиту (выплачивать пенсии и т. д.)». До сих пор на государственном уровне, по словам Юлии Тищенко, нет понимания того, как выходить из этой патовой ситуации.

Реинтеграция как возвращение к нормальной жизни

Фактически война идет не только на востоке Украины, отметил Олег Саакян, общественный активист Единого Координационного Центра «Донбасс». Учитывая рост уровня террористической угрозы, по мнению эксперта, можно утверждать, что война идет в глобализированном мире в целом. «Война искажает реальность, одновременно упрощая ее. Война вызывает соблазн простых ответов на сложные вопросы». И в таких условиях, отметил Олег Саакян, важно критически воспринимать понятия и месседжи, которые предлагаются в целях политической манипуляции или пропаганды.

С точки зрения Олега Саакяна, реинтеграция, в первую очередь, означает возвращение к нормальной жизни. «Обеспечивать нормальные жизненные условия или выполнять интеграционную функцию, то есть осуществлять поддержку центростремительных сил — это основная задача государства», — добавил он. Таким образом, интеграция связана, «во-первых, со способностью государства выполнять свои функции, во-вторых, с возможностью гражданина реализовать свои права. Когда эти условия не соблюдаются, начинаются дезинтеграционные процессы: что, собственно, и произошло в начале вооруженного конфликта на Донбассе», — заметил он.

Однако, добавил общественный активист, дезинтеграция наблюдается не только на примере временно оккупированных территорий на Востоке. «В определенном смысле кризисными территориями являются Бессарабия, Закарпатье, условно «янтарный бассейн» и все приграничные территории». Ситуация в контексте децентрализации, а именно необходимость ОТГ выстраивать собственную дееспособность, по мнению эксперта, — также пример реинтеграции, когда есть потребность «сращивать» то, что никогда не существовало вместе.

Безопасная реинтеграция – эффективный инструмент и политический компромисс

С тем, что проблема реинтеграции — базовый компонент государственной политики, направленный на обеспечение социальной сплоченности, согласился и Владимир Лупаций, исполнительный директор Центра социальных исследований «София». Однако, подчеркнул эксперт, не стоит путать реинтеграцию с урегулированием или прекращением конфликта.

Реинтеграция, в частности, как артикуляция политики национального единства, прежде всего, должна быть осуществлена на территории, контролируемой Украинским государством, добавил он. Поскольку, отметил Владимир Лупаций, если Украина не способна выработать эффективные механизмы внутренней консолидации, любой «экспорт» реинтеграционных инструментов на донбасскую «почву» окажется неэффективным.

Кроме этого, Владимир Лупаций предложил концепт «безопасной реинтеграции», который мог бы «устроить» в качестве политического решения как «партии мира», так и «партии войны». Кстати, подобное бинарное разделение политических партий эксперт считает не просто стереотипом, но и проигрышем Украины в информационной войне. «Безопасная реинтеграция — это выбор форм, методов и темпов реинтеграции с учетом рисков возникновения конфликта между регионами, гражданского конфликта, потери суверенитета в части определения конституционного строя».

Могут ли партии «войны» и «мира» работать вместе?

Если есть концепция безопасной интеграции, то что можно назвать опасной интеграцией? Этот вопрос после докладов экспертов задал Андрей Куликов Владимиру Лупацию. Исполнительный директор Центра социальных исследований «София» ответил, что ключевая идея подобной реинтеграции — соблюдение принципа «не навреди», это не «реинтеграция любой ценой». В противном случае, добавил Владимир Лупаций, попытки разрешения ситуации на Востоке могут привести к «детонированию» других проблем, которые накопились внутри украинского общества.

Следующий вопрос касался того, могут ли партии войны и мира работать вместе? Если да, то что для этого следует сделать? Отвечая, Юлия Тищенко отметила, что подобные «маркеры» просто эксплуатируются в электоральном плане, для мобилизации избирателей. Более того, парадокс заключается в том, добавила эксперт, что тема мира в публичном дискурсе монополизирована теми, кто способствовал приходу войны. К сожалению, по ее мнению, альтернативы — «золотой середины» — пока не существует.

Олег Саакян также ответил, что безопасная реинтеграция может рассматриваться в двух разрезах. Во-первых, как безопасность для государства, когда мы должны понимать все возможные риски для государственного уровня. С другой стороны, подчеркнул он, это измерение безопасности гражданина. Должное понимание этого взаимодействия, по мнению Олега Саакяна, и составляет тот третий политический путь относительно существующих двух бинарных политических лагерей.

От украинских и российских до «продонбасских» настроений

В ходе дискуссии состоялось включение с помощью Skype участников марафона из Винницы и Ивано-Франковска. Были поставлены вопросы о настроениях людей на неподконтрольных территориях и тенденциях их изменения.

Валентин Кокорский, доцент кафедры политологии Донецкого национального университета, в данный момент находящийся в Виннице, отметил, что точных показателей настроений и мнений населения на Донбассе нет. Для социологических исследований эти районы почти недоступны. Кроме того, по его мнению, люди находятся в состоянии страха. Поэтому единственным источником информации, констатировал Валентин Кокорский, остается личное общение с теми, кто там остался.

На основе этого Валентин Кокорский высказал мнение о том, что настроения жителей — не украинские и не русские, а «продонбасские». То есть, по его словам, люди ориентируются на какую-то собственную идентичность. На рамочный вопрос дискуссии «зачем нам быть вместе?» эксперт ответил следующим образом: «Украину и украинцев я воспринимаю в широком контексте. Несмотря на все трудности, мы все украинцы. Это наша земля, наша гражданская позиция. Нужно быть вместе, потому что вместе мы можем быть».

Проблема антиукраинского образования и воспитания

Ирина Магрицкая, председатель Луганского филиала Ассоциации исследователей голодоморов в Украине, которая три года назад переехала из Луганска в Ивано-Франковск, также присоединилась к дискуссии с помощью Skype. Она отметила, что реинтеграция, по ее мнению, не очень корректный термин. Речь должна идти о «деоккупации и установлении  украинских законов».

Также ею была предложена для обсуждения важная проблема – вопросы образования. На многих примерах Ирина Магрицкая проиллюстрировала агрессивную стратегию насаждения антиукраинских настроений в школах на Востоке. Она привела примеры сжигания украинских учебников, стрельбы по мишеням с изображением вышиванки, другие «воспитательные меры» по инициативе директоров школ и учителей. Ею был отмечен и тот факт, что на подконтрольной Украине территории Донецкой и Луганской областей до сих пор не увеличилось количество украинских школ. Напоследок Ирина Магрицкая выразила надежду, что на Луганщине в недалеком будущем увидит такой же уровень патриотизма, который наблюдается на Ивано-Франковщине, где живет сама активистка.

Пограничная идентичность и классическая колонизация

Следующий блок публичной дискуссии был посвящен вопросам и комментариям участников. Так, Елена Копина из Лаборатории мирных решений заметила, что высокий уровень недоверия среди переселенцев и тенденции к его усилению связаны с жизнью в разных информационных пространствах. Поэтому, по ее мнению, актуальна проблема распространения украинского вещания на неподконтрольные территории. По этому поводу было высказано и пожелание относительно повышения его качества.

По словам Елены Копиной, большинство переселенцев пока живут в условиях «пограничной идентичности», не представляя, кем они стали. В связи с этим был поднят вопрос о том, какой должна быть политика построения мира и как в рамках ее реализации работать с различными группами населения.

Отвечая на вопросы участников, Олег Саакян акцентировал внимание на наличии классической модели колонизации, в результате чего на неподконтрольных территориях сформировалась своеобразная социальная структура. Широкий нижний пласт этой пирамиды, отметил эксперт, представляют «бесправные». Это, по его словам, заложники, для которых важны потребности низшего порядка: они пытаются «выжить». Важно, подчеркнул Олег Саакян, что именно та политическая сила, которая сможет удовлетворить эти потребности, получит безапелляционную поддержку этих людей.

Среди «коллаборационистов», которые помогают оккупационной власти, Олег Саакян выделил «идейных» и «вынужденных». Здесь, по его мнению, нужен дифференцированный подход. Конечно, добавил он, наказание следует применять к «идейным коллаборационистам». Спикер также акцентировал внимание на обязательности и неотвратимости наказания, поскольку ненаказанное зло повторяется.

Переселенцы как субъект и важный ресурс

Несколькими участниками обсуждения – Ольгой Борисовой, профессором Луганского национального аграрного университета и Юрием Корсуновым, участником боевых действий на Донбассе, представителем общественной организации «Союз ветеранов АТО» была затронута проблема субъектности внутренне перемещенных лиц и их организаций.

Они отметили, что существуют проблемы в налаживании коммуникации с Министерством по оккупированным территориям, региональными и местными органами власти, местными общинами. Сложности возникают и при взаимодействии с международными организациями, отметил Юрий Корсунов. Также были высказаны предложения по объединению усилий различных сообществ Харьковщины для реализации конкретных проектов, в частности, постройки жилья.

В целом, участники обсуждения пришли к выводу, что внутренне перемещенные лица – это большой ресурс, который сегодня не задействован. По мнению участников, переселенцы должны более активно заявлять о своей субъектности и заставлять признавать себя таковыми. Один из путей, который был предложен, – возобновление областных советов на контролируемых территориях Донетчинны и Луганщины вместо существующих сейчас гражданских администраций. Хотя бы, как отметили участники дискуссии, на общественных началах.

Кандидат социологических наук, представитель «Украинского центра социального инжиниринга» Александр Хижняк в обсуждении вопроса реинтеграции акцентировал внимание на локальном контексте, презентовал локальные особенности, и рассмотрел переселенцев как один из важнейших ресурсов реинтеграции. «Если мы говорим о Харьковском регионе, – отметил эксперт, – и мы проводим исследования с 2015 года, 2/3 людей, которые получили официальный статус переселенца в городе Харькове, хотят вернуться. Что может их заставить вернуться? Три ключевых фактора. Это факторы, которые являются рисками даже. Мир, квартира или место жительства, и работа. Вопрос о возвращении Украины даже не стоит в первой пятерке факторов, которые будут стимулировать этих людей вернуться. Для нас это  – большой риск. Кто обеспечит ключевые факторы, во-первых, повседневной жизни этих людей, тот фактически «завоевывает» повестку дня для этих людей».

Исходя из этого, подытожил эксперт, мы должны смотреть вперед, предоставить переселенцам видение того, что будет в будущем. Соответственно, ответ на вопрос «зачем нам быть вместе?» – следующий: «Потому что вместе мы – конкурентоспособные, успешные, у нас есть перспектива».

Гражданская война, сепаратизм, внешняя агрессия или ирредентизм?

Важный пласт проблем был поднят журналистом Дмитрием Овсянкиным. Он отметил, что без признания и адекватной оценки гражданской составляющей конфликта он не имеет шансов на решение. В связи с этим развернулась дискуссия о сущности и названии этой составляющей – «гражданская война», «сепаратизм» или «внешняя агрессия».

Владимир Лупаций предложил трактовку вооруженного противостояния на Донбассе в терминах концепции ирредентизма. Классическая схема ирредентизма, отметил эксперт, – опора на соотечественников при одновременной внешней агрессии, соответствует логике украино-российского конфликта.

Участники обсуждения пришли к согласию, что, как и в любой войне, внутренняя составляющая присутствует, хотя в нашем случае она инспирирована извне. Итак, отметили они, необходимо искать пути обеспечения гражданского мира. Но, при этом, по мнению участников, нужны предохранители, которые бы сделали невозможным продолжение антиукраинской и антигосударственной деятельности.

В ходе обсуждения проектов закона о возвращении суверенитета Украины над временно оккупированными территориями была отмечена терминологическая непоследовательность, которая не дает возможности определять действенные пути и механизмы. В частности, акцентировалось внимание на намерениях ввести новый правовой режим без конкретизации его названия и параметров.

Владимир Лупаций отметил, что пока не заявлена позиция Украины относительно того, какой будет статус неподконтрольных территорий. Однако, все участники обсуждения согласились, что этот статус не должен быть продуктом политического самоопределения.

«Законодательный спам» вместо эффективных законов

Олег Саакян отметил, что большая часть законопроектов, предлагаемых для урегулирования ситуации на Донбассе, не отражают политику государства. В целом, по его словам, можно утверждать, что эта политика отсутствует. Поэтому и предложенные законопроекты, как отметил эксперт, – это «законодательный спам». Таким образом, для исправления ситуации, резюмировал Олег Саакян, необходимо привлечение тех людей, которые знают проблему «изнутри».

Юлия Тищенко отметила целесообразность разработки альтернативных законопроектов. К этой работе, по ее мнению, следует привлекать общественных активистов и общественные организации.

Ольга Борисова определила еще один важный вектор – работу с детьми, потерявшими родителей на войне по обе стороны. Для того, чтобы нейтрализовать жажду мести, которая будет проявляться, отметила она, необходима разработка отдельной системы мер.

Подводя итог, спикеры отметили значительный ряд проблем и большое количество практических вопросов, которые были подняты в ходе обсуждения. Мероприятие, которое состоялось, Юлия Тищенко метко охарактеризовала как «подготовку ингредиентов и выработку рецепта для приготовления сложного и нетрадиционного блюда» по решению проблемы на востоке Украины.