Манипуляции в публичной украинской политике: TOP-10 типичных техник | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Манипуляции в публичной украинской политике: TOP-10 типичных техник

В политическом дискурсе любой страны значительное место занимают манипуляции. Их постоянно воспроизводят сами политики, журналисты, эксперты, общественники. Объектом, на который направлены манипуляции, чаще всего являются избиратели, поведение и политические установки которых программируются с помощью специальных техник. При этом манипуляция – это всегда скрытое воздействие, ведь как только она разоблачается, то приводит к диаметрально противоположному эффекту.

В этой теме множество интересных сюжетов, но далее речь пойдет о некоторых примерах типичных манипуляционных техник, которые используются в украинской публичной политике. Следует сделать предварительное замечание о разграничении категорий «обман» и «манипуляция». Так называемые «фэйки», которыми переполнено информационное пространство Украины, в рамках этой статьи не рассматриваются.

В отличие от них, манипуляция – это не ложь, но специфическая подача правды. Собственно, специфика состоит в том, что правда подается не комплексно, а частично и однобоко, с замалчиванием всех «неудобных» фактов. С «фэйками», вероятно, бороться проще – по крайней мере, их принципиально можно опровергнуть. А вот манипуляция генерируют у объекта заангажированные выводы на основе правдивой информации. Из множества интерпретаций фактажа манипулятор подводит свою мишень только к одной, выгодной ему самому. Ниже техники манипулирования проиллюстрированы примерами из нашей политической повседневности. Во избежание обвинений в «манипуляции при подборе манипуляторов» представлены уловки в исполнении и власти, и оппозиции.

Слова и смыслы

«Персонализация идей». Одним из самых популярных манипуляционных механизмов является подмена предмета обсуждения – уход от сути идей к их носителям. Зачастую подобная техника предполагает «апелляцию к авторитету» или наоборот – «дискредитацию контравторитетом».

В качестве иллюстрации первой модели можно рассмотреть тезис действующего министра внутренних дел Украины Арсена Авакова из резонансного блога о презумпции правоты полицейских. «Презумпція правоти поліцейського повинна працювати, як це відбувається в Німеччині, США, Великобританії, Франції, Італії, Канаді та багатьох інших країнах». Министр персонализирует идею, создавая эффект причинно-следственных связей: «примем презумпцию – будем жить как в успешных странах». При этом в приведенном списке государств не нашлось места, например, Северной Корее, так как цель состояла не в полном перечислении государств с презумпцией правоты полицейского, а создании эффекта ложных ожиданий посредством апелляции к авторитету. Схожим образом министр пытался персонализировать имиджево непопулярную тему наградного оружия через образ участницы АТО Амины Окуевой, стрелявшей в напавшего на нее киллера из подаренного Аваковым пистолета.

Выступление помощника министра внутренних дел, Антона Геращенко, поможет составить представление о второй модели. В своей речи нардеп дискредитирует оппонентов из «Батьківщины» и «Свободы» тем, что их критика украинского правительства соответствует интересам Владимира Путина. Из тезисов «вы против украинской власти» и «Кремль против украинской власти» делается противоречащий законам классической логики вывод «вы – агенты Кремля». В целом, большинство техник дискредитации контравторитетом в современной Украине сводятся к «России», «олигархам» и «регионалам».

«Исторические параллели». Еще досократическая греческая философия пришла к тавтологичному, на первый взгляд, утверждению: «вещь есть то, что она есть, и не есть то, что она не есть». Именно этот принцип отвергается политиками, ставящими знак равенства между образами из прошлого (персоналиями, событиями, понятиями) и настоящего. Например, по мнению народного депутата Вадима Рабиновича, «пенсионная реформа делает украинцев крепостными», а Президент Украины Петр Порошенко расценил стремление своих оппонентов к досрочным парламентским выборам как «атаманщину», проведя параллели с борьбой Украины за независимость на фоне внешней агрессии 1917-1921 годов. Тщательно подбирая образ для сопоставления, политики программируют отношение избирателей к настоящему. Этому помогает «ретроспективное прогнозирование» самих граждан: «если А в настоящем = Х в прошлом и Х привело к Y, то и А приведет к Y», что заставляет оценивать настоящее по его «последствиям в прошлом», как бы странно это ни звучало.

«Наведение тени». Многие люди гораздо охотнее верят в нечто скрытое, чем явное – очевидность их настораживает, и появляется какое-то детективное желание «докопаться до истины». Последнее часто представляется невозможным, и тогда человек начинает домысливать, а манипулятор – «наводить тень» и подталкивать объект в нужном направлении. Наглядный пример — от политтехнолога Виктора Уколова в блоге с характерным заголовком «Тимошенко-Наливайченко (і Артеменко) пропонують розміняти Крим на Донбас?».

В феврале 2017 года народный депутат от Радикальной партии Олега Ляшко Андрей Артеменко оказался в эпицентре скандала из-за своей идеи сдать Крым России в аренду на 50 лет. Индуктивная логика промайданного электората природно переносит имиджевый негатив от частного (депутат от РПЛ) на целое – «Радикальную партию Олега Ляшко». Однако на Банковой попытались перенаправить удар с ситуативных партнеров на главного оппонента – Юлию Тимошенко. За основу взят правдивый факт – несколько лет назад, до РПЛ и «Правого Сектора», Артеменко состоял в «Батьківщине». А дальше следует манипуляционное «наведение тени» на лидера партии – «Чи не про цю ідею Юлія Володимирівна хотіла розповісти американському президенту на відомій зустрічі з Дональдом Трампом?». Любопытная деталь: в самом начале блога полиитехнолог приводит цитату Маяковского «якщо зірки запалюють, значить це комусь треба» – по нашему мнению, этот «конспирологический эпиграф» призван с первых слов привести читателя в нужную для восприятия кондицию.

«Гиперболизация». Впрочем, сама Юлия Тимошенко, разумеется, тоже прибегает к манипулированию, как и другие украинские политики. Одна из традиционных уловок – преувеличение. За основу берется единичный правдивый факт, который подается в качестве некого системного тренда. Например, в одном из своих выступления лидер «Батьківщины» заявила о «начале масштабной конфискации жилья у украинцев», подкрепив свой тезис одним принесенным письмом от избирателя. Как понять, что нечто приобрело признаки масштабности без обращения к статистике? Однако, как мы показываем дальше, ссылки на точные цифры не только не являются панацеей от манипуляций, но и могут значительно их усиливать.

Магия чисел

В монографии российского политолога Сергея Кара-Мурзы представлено серьезное теоретическое обоснование того, почему в процессе манипулирования используются не только слова, но и числа, образы, звуки. Другими словами, для расхожей фразы «цифры не лгут» другое крылатое изречение «есть ложь, наглая ложь и статистика» будет вполне справедливым ответом. Это высказывание стало эпиграфом к другой классической работе – книге американского автора Дарелла Хаффа «Как лгать при помощи статистики», которая действительно является «must read» по выбранной нами теме. Другими словами, манипуляции с цифрами для «расколдованного мира» и обществ с «духом счета» являются даже более актуальным сюжетом, чем предыдущий «словесный».

«Заложники динамики». Чаще всего люди используют числа для сравнений: сами по себе абсолютные величины – нейтральны и непонятны без контекста. Чтобы числа «заговорили», необходимы категории «много / мало» и сопутствующие «больше / меньше». Понимая ключевое значение динамики для массового восприятия, заинтересованные субъекты используют это в своих манипуляциях.

Например, обратите внимание на то, как можно подать состояние экономики Украины с 2005 по 2016 годы. Диаграмма роста ключевых показателей – ВВП и экспорта – создает иллюзию развития, прогресса, улучшения. И этот эффект достигается очень просто – все данные приводятся в национальной валюте, которая за обзорный период девальвировала на ~530 %. Кто-то заметит подлог и абсурдность измерения экспорта в обваливающейся гривне, однако мишенью такой топорной манипуляции являются «пересічні українці», большинство из которых разоблачить уловку не сумеют.

Учитывая объективные экономические реалии, оппозиции легче и выгоднее апеллировать к количественным индикаторам, однако некоторые ее манипуляции выглядят крайне топорными, а иные – абсурдными. Например, инфографика от «Оппозиционного Блока» с заголовком «Субсидии не для всех», согласно которой количество семей, претендующих на субсидии, в 2015 году выросло в 3,2 раза по сравнению с 2014-м. Этот пример представляется неудачным, ведь доносимый манипулятивный тезис «раз обращаются за субсидиями – значит, жить стало хуже» отчасти вытесняется контраргументом «раз обращаются – значит, рассчитывают и верят в государственную программу субсидий».

«Эффект низкой базы сравнения». Еще Никколо Макиавелли в «Государе» советовал правителям растягивать «благие дела» во времени. А Венедикт Ерофеев в поэме «Москва-Петушки» проницательно подчеркивал: «Чтобы восстановить хозяйство, разрушенное войной, надо сначала его разрушить».

Сколько подобных новостей украинцы видят за день? Растет ВВП, увеличивается экспорт, оживляется экономика – что угодно с минимальной положительной динамикой уже задает нужный эффект восприятия. Формула таких новостей крайне проста – впрочем, если сравнить объемы экспорта не с 1-м кварталом 2016 года, а, например, 2012-го, то окажется, что не «вырос на 24,5 %», а «обвалился вдвое». И маркер «перемога» у обывателя переключается на «зрада» при неизменной абсолютной величине.

«Геоцентризм». Комментируя внешние информационные поводы международного уровня, политики часто усиливают «украиноцентричную» установку избирателей. Это приводит к инфантильному делению иностранных политиков на «проукраинских» и «прокремлевских» в рамках внутреннего дискурса, а также к недооценке влияния внешних факторов на отечественную экономику.

Экспорт составляет около 50 % от ВВП Украины, потому национальная экономика, безусловно, зависима от мировой рыночной конъюнктуры. Однако и власть, и оппозиция, зачастую, предпочитают персонифицировать успехи и неудачи, нивелируя гораздо более значимые внешние факторы. Из-за этого «по умолчанию» пресловутый рост экспорта на 24,5 % подается как победа правительства, а не ситуативное следствие подорожания руды и подсолнечного масла на мировом рынке.

«Рост при падении». Типичный пример подобного манипулятивного заголовка из 2016 года: «Доля АПК в общей структуре экспорта выросла до 43 %». Прочитав заголовок, по умолчанию предполагаешь, что аграрный экспорт увеличился. Однако в действительности рост доли АПК в общей структуре экспорта стал возможен несмотря на уменьшение(!) аграрного экспорта – просто «обвал» в металлургии оказался сильнее. Следует признать, что в этой статье содержались ссылки на абсолютные величины и ситуация пояснялась корректно, но сам заголовок-тезис затем цитировался в социальных сетях уже без детализации, программируя искаженное понимание ситуации.

«Обобщай и властвуй». Когда сравнение однотипных единиц дает нежелательные результаты, можно применить «обобщения». Актуальный пример из государственной статистики – в таблице представлена географическая структура внешней торговли Украины за 1-й квартал 2017 года. В список включены 142 страны, в которые экспортируются товары и услуги, или наоборот – из которых они импортируются в Украину. Имиджево власти невыгодно подчеркивать, что несмотря на все события 2014-2017 годов, основным торговым партнером Украины остается «страна-агрессор», с которой в этом квартале товарооборот вырос на 46 %. Для этого 28 стран объединяются в одну категорию «ЕС» и получается патриотический, проевропейский вывод: главный экономический партнер Украины – Европейский союз. Кстати, именно обобщения/исключения категорий (вместе с изменениями их «удельного веса») стали основой для манипуляций с обновлением методологии расчета инфляции в Украине.

«Любители рейтингов». Рейтинги всегда содержат в себе элемент игры, соревнования, и потому так важны для активизации маркеров «перемога» или «зрада». Одна из излюбленных манипуляций оппозиции – апеллировать к рейтингам, где в долларах или евро сравниваются доходы граждан в разных странах. Тезис «Украинцы – самые бедные в Европе, и в этом виновата власть» иллюстрируется размером минимальных или средних зарплат и пенсий. Однако, сопоставляя официальные(!) доходы, делать выводы о том, беднее ли украинцы других европейцев и какое именно по счету правительство несет за это больше ответственности, представляется некорректным. Как минимум, следует учитывать разный уровень цен, потребительскую активность и процент украинцев, получающих зарплаты нелегально. Манипуляция достаточно топорная, но часто находит благодатную почву.

Другая популярная уловка – «наведение тени» через соседство в рейтинге с экзотическими странами. Актуальный пример – заголовок «Хуже только в Гондурасе» к рейтингу самых безопасных стран мира. Очевидно, что в условиях вооруженного конфликта Украина не могла рассчитывать на высокие показатели «индекса мира». Подобная подача информации, во-первых, манипулятивно обобщает суть вопроса («хуже», а не «опаснее»), во-вторых, по умолчанию усиливает ответственность нынешней украинской власти за весь негатив, в-третьих, закрепляет эффект примитивной фонетической игрой (неспроста в заголовок вынесен Гондурас, а не, скажем, Сирия или другие страны, находящиеся в рейтинге ниже Украины).

Выводы

Манипуляции в публично-политической риторике встречаются повсеместно, и это касается всех стран, а не только Украины. Возможно, одним из индикаторов на пути демократического развития государств является соотношение в публичном пространстве манипуляций и «фэйков»: в конкурентных демократиях возникают заангажированные «вариации на тему правды», но нет места для откровенной лжи, тогда как фэйки являются чем-то вполне естественным для закрытых неконкурентных режимов. Предметом манипуляций могут становиться различные знаковые системы – не только слова, но и числа, причем второй путь представляется даже более перспективным из-за большего «авторитета цифр» в сознании обывателя.

Залогом успешного манипулирования в украинской публично-политической риторике является не только богатый арсенал различных техник, но и некоторые особенности объекта. Прежде всего, на сегодняшний день в Украине нет культуры критического мышления, а большинство граждан не в состоянии рационально и системно рефлексировать в отношении политики.

За редким исключением ведущих университетов, ни в школах, ни в ВУЗах соответствующие установки не закладываются, что подчеркивает необходимость политического и гражданского образования, которое ни в коем случае не должно превратиться в инструмент «политинформационной пропаганды». Вдобавок, для многих пребывание в зоне информационного комфорта выступает важной ценностью – установка «и сам обманываться рад» поддерживает внутреннюю гармонию, для которой опасен скепсис и критичность.

Сами манипуляции отличаются по своему уровню, от чего зависит их эффективность и охват. Проблема строгой научной типологизации техник (в том числе, и по их «уровню) остается актуальной для последующих исследований, однако даже в первом приближении мы оцениваем уловки как топорные или наоборот, тонкие, в которых сложнее обнаружить подлог. Было бы наивно предполагать, что украинская политика может избавиться от манипуляций, но в то же время их «эволюция» будет параллельным процессом с воспитанием сознательного электората и улучшением качества политических элит.

Первоочередным в этом алгоритме выступает именно работа с избирателем, которому для начала следует объяснить, как им манипулирует и какова лично его упущенная выгода от этого процесса. Под «нового избирателя» придется подстраиваться конкурирующим политикам, повышая уровень дискурса и соответствующих манипуляций. Основная нагрузка в этом вопросе ложится на гражданское общество, ведь как показала практика, действующие элиты в изменениях не заинтересованы.

Рекомендации

  1. В Украине уже работают общественные организации, занимающиеся проблемами манипуляций и фэйков в публично-политическом пространстве. Однако, по нашему мнению, процент украинских граждан, знакомых с их работой – а это и есть индикатор эффективности – незначительный. Его увеличению могут поспособствовать как количественный рост организаций и их финансирования, так и поиск новых коммуникационных площадок (youtube-канала, социальных сетей и программы на «Громадськом ТБ» — недостаточно).
  2. На данный момент государство, по сути, игнорирует переполненность национального информационного пространства низкопробными манипуляциями, фэйками и, как следствие, тотальный популизм в дискурсе. На уровне министерства информационной политики вопрос, скорее, ставится так: «какие манипуляционные техники могли бы помочь действующему режиму эффективно воспроизводиться в условиях внешних и внутренних вызовов?». А следовало бы перейти к альтернативной постановке: «как повысить уровень украинской публичной политики, избавив ее от топорных манипуляций?».
  3. Представитель правящего режима оказывается перед дилеммой: в амплуа политика он понимает, что изменения ему невыгодны, а в качестве государственного деятеля – что они жизненно необходимы для будущего Украины. Не воспитав критично мыслящего, требовательного, лично ответственного и рационального избирателя, государство не вырвется из замкнутого круга бедности. Для большинства политиков способствовать этому – значит создавать себе лишние проблемы. Однако политикам, считающим себя умнее и талантливее своих конкурентов, повышение планки публичной риторики только на руку. То есть принципиально возможен выход из представленной дилеммы на основе рационально-эгоистичных, а не наивно-альтруистичных установок.
  4. Именно такие политики вместе с третьим сектором и западными партнерами должны стать драйверами повышения уровня дискурса посредством политического образования граждан, обучения их различать и разоблачать манипуляции. Безусловно, добиться глобальных изменений без смены приоритетов в системе образования будет невозможно. И в средней, и тем более в высшей школе необходимо уходить от догматических установок, всячески обучая молодых украинцев критическому мышлению.
  5. Контекст военного конфликта является очень мощным блокиратором борьбы с манипуляциями в публично-политической риторике. По крайней мере, в гражданском секторе должен сформироваться консенсус в отношении того, что манипуляции, фэйки и другие элементы государственной пропаганды для Украины являются неприемлемыми и не могут быть оправданы ни необходимостью ведения «информационной войны», ни чем-либо другим.

Опубликовано на сайте «PolitekA»

Антон Авксентьев

Аналитический центр «Обсерватория демократии»  

Материал подготовлен в рамках проекта, реализуемого при финансовой поддержке Европейского фонда демократии (EED) и Правительства Канады