Итоги выборов в ОТГ Харьковской области: гендерный анализ | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

Итоги выборов в ОТГ Харьковской области: гендерный анализ

Еврореформы предполагают привнесение в Украину не только европейских практик, но и ценностей. Равные возможности для самореализации граждан и освобождение от традиционных стереотипных ролей – один из ключевых ценностных ориентиров для европейской Украины. Движение в этом направлении должно разрушить стереотип о политике как традиционно «мужской сфере». Аналитический центр «Обсерватория демократии» проводит гендерный анализ результатов недавних выборов в 7 ОТГ Харьковской области и исследует взаимосвязь реформы децентрализации с равными возможностями для мужчин и женщин в украинской политике.

Современный мир движется от капитализма к эпохе умений и способностей («the era of talentism»), в условиях которой именно инновационный потенциал будет определять конкурентоспособность компании или страны. В таком новом контексте, гласит Отчет о глобальном гендерном разрыве за 2017 год, необходимость интеграции женщин в «пул талантов» становится непреложной. Так, согласно недавним исследованиям, экономический гендерный паритет может добавить дополнительные 250 млрд. долларов к ВВП Великобритании, 1750 млрд. долларов – к ВВП США, 550 млрд. долларов – к ВВП Японии, 310 млрд. долларов – к ВВП Германии.

Тем не менее, в Украине проблема гендерного равенства устойчиво ассоциируется с «покушением» на традиционные ценности. А само понятие «гендер» и «гендерная идентификация» внушает кошмары о нетрадиционной ориентации и однополых браках, о чем свидетельствует хотя бы затянутый процесс ратификации Стамбульской конвенции о предотвращении насилия в отношении женщин.

Что касается непосредственного проявления гендерного разрыва, худшие показатели соотношения количества мужчин и женщин Украина демонстрирует в сфере политического участия. Согласно данным упомянутого Отчета о глобальном гендерном разрыве за 2017 год, Украина занимает 103 место из 144 стран по показателям представительства женщин в политической сфере (0,107 балла, где 0.0 характеризует полное неравенство, 1.0 – полное равенство). Тогда как в топ-5 стран-лидеров по минимальному гендерному разрыву в политике входят Исландия (0,750 балла), Никарагуа (0,576 балла), Руанда (0,539 балла). Норвегия (0,530 балла), Финляндия (0,519 балла).

Предполагалось, что исправить ситуацию с гендерным дисбалансом в политической сфере поможет введение Законом «О местных выборах в Украине» 2015 года обязательной 30 %-й квоты представителей другого пола в избирательных списках партий. Следует отметить, что эта норма не касается сел и поселков, где выборы проходят по мажоритарной системе относительного большинства.

И хотя именно формат местных выборов можно расценивать как наиболее «благоприятный» для избрания женщин-депутатов в связи с меньшей «ценой мандата» (по сравнению с общенациональными выборами, где рекордом для Верховной Рады Украины является представительство 11,8% женщин в парламенте VIII созыва), в 22-х областных советах, по результатам местных выборов 2015 года, количество женщин-депутатов составило 15%, а в городских советах – 18,1%. Наивысший уровень представительства женщин продемонстрировал Сумской областной совет (21,9%), а самый низкий – Одесский областной совет (9,5%).

Как же обстоят дела с политическим представительством мужчин и женщин в Харьковской области, где уже более года областную государственную администрацию возглавляет первая в истории региона женщина-губернатор, Юлия Светличная?

Всего в избранном в 2015 году Харьковском областном совете – 23 женщины-депутата, что составляет 19,2% от состава представительского органа. Следует отметить, что это шаг вперед по сравнению с предыдущим созывом областного совета, в котором представительство женщин было на уровне 9%.

Что касается непосредственно гендерного ракурса итогов октябрьских выборов в 7-ми ОТГ, то можно утверждать, что на таком локальном уровне политическое представительство гораздо более сбалансировано, чем на уровне областного совета и Верховной Рады.

Таблица 1. Гендерное соотношение среди кандидатов в депутаты советов и на пост глав ОТГ

ОТГ Кандидаты в депутаты (%) Кандидаты на пост глав
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Золочевская 69,6 30,4 4 1
Оскольская 55,7 44,3 1 1
Малиновская 62,5 37,5 3 0
Зачепиловская 54,7 45,3 2 0
Натальинская 43,9 56,1 3 4
Малоданиловская 58,7 41,3 2 0
Коломакская 48,9 51,1 4 0

Субъект выдвижения кандидатов в депутаты Мужчины (%) Женщины (%)
БПП-Солидарность 49,4 50,6
Самовыдвижение 72,4 27,6
Батьківщина 61,5 38,5
Укроп 56 44
Самопоміч 61,6 38,4

Источник: данные ТИК

Единственной объединенной громадой из семи, в которой женщины составили большинство кандидатов (как в депутаты, так и на пост главы ОТГ), стала Натальинская. Она же – единственная, где главой громады была избрана женщина. Гендерный паритет среди кандидатов в депутаты ОТГ также зафиксирован в Коломакской ОТГ. Примечательно, что Натальинская и Коломакская – две самые маленькие по количеству избирателей громады, а наименьший процент женщин-кандидатов – в самой большой ОТГ с центром в Золочеве.

Только в Золочевской и Малоданиловской ОТГ у партии власти большинство кандидатов (78% и 58%) составили мужчины, тогда как в остальных пяти – больше женщин. Во многом это связано с активным задействованием работников образовательной и здравоохранительной сфер, большинство в которых – женщины. Ни одна другая партия, выдвинувшая своих кандидатов хотя бы в половине громад, не обеспечила женщинам равное представительство, а среди многочисленных самовыдвиженцев женщин было всего 27,6%.

Таблица 2. Гендерное соотношение среди избранных депутатов и глав ОТГ

ОТГ Депутаты (%) Главы
Мужчины Женщины Мужчины Женщины
Золочевская 79,4 20,6 1
Оскольская 63,6 36,4 1
Малиновская 42,3 57,7 1
Зачепиловская 50 50 1
Натальинская 40,9 59,1 1
Малоданиловская 65,3 34,7 1
Коломакская 57,7 42,3 1

Источник: данные ЦИК

Примечательно, что совокупный процент женщин-депутатов в 7-ми рассматриваемых ОТГ совпал с процентом женщин-кандидатов (42%). Наибольшее расхождение зафиксировано в Малиновской ОТГ, где женщины-кандидаты были в меньшинстве, но в состав совета ОТГ их избралось 15 из 26-ти – это связано с тем, что большинство женщин-победительниц выдвигалось от «БПП-Солидарности», а проигравших мужчин – от «закрывшей» практически все округа «Аграрной партии».

А вот среди 7-ми новоиспеченных руководителей ОТГ наблюдается выраженный гендерный дисбаланс – из кандидатов-женщин избрана только Виолетта Боровская в Натальинской ОТГ. В пяти ОТГ Харьковской области (Старосалтовская, Чкаловская, Мерефянская, Роганская, Нововодолажская), где первые выборы состоялись ранее, также главами становились только мужчины.

Как уже было сказано, одной из причин относительно большего процента женщин в советах ОТГ (по сравнению с областным советом и Верховной Радой) является профессиональный фактор. Ниже представлены диаграммы, обобщающие профессиональный бэкграунд мужчин и женщин в украинской политике на разных уровнях.

Диаграмма 1. Сферы профессий мужчин-депутатов в советах 7-ми ОТГ

Источник: данные ЦИК

Диаграмма 2. Сферы профессий женщин-депутатов в советах 7-ми ОТГ

Источник: данные ЦИК

Диаграмма 3. Профессии мужчин-депутатов в Харьковском областном совете VII созыва

Источник: данные ЦИК

Диаграмма 4. Профессии женщин-депутатов в Харьковском областном совете VII созыва

Источник: данные ЦИК

В целом, результаты анализа профессионального среза депутатов мужчин и женщин 7-ми ОТГ Харьковской области, а также Харьковского областного совета, соответствуют общемировым тенденциям. Так, согласно исследованию, проведенному социальной сетью для поиска и установления деловых контактов LinkedIn, самый низкий уровень представительства мужчин – в сферах образования, здравоохранения и социального обеспечения. В то время как женщины значительно «недопредставлены» в сферах, связанных с промышленностью, технологиями, коммуникациями и информацией.

Что касается парламентского уровня, то топ-5 профессий в целом, которые парламентарии и женщины, и мужчины осваивали в институтах, университетах и академиях, выглядит так: 72 инженера, 66 юристов, 61 экономист, 26 учителей и 22 историка.

Основной профессиональный бэкграунд женщин-депутатов Верховной Рады – это сфера государственного управления. Большая часть женщин, представленная в парламенте, имеет политический опыт работы (депутаты, помощники депутатов, чиновники министерств, советники). Вторая ключевая сфера «кооптации» женщин в «большую политику» – некоммерческий сектор (общественные, волонтерские организации, благотворительные фонды).

В действующем созыве парламента только Ольга Богомолец представляет традиционную сферу для женщин-депутатов местных советов – здравоохранение. Пожалуй, представительницей наиболее «нетипичной» женской профессии в парламенте является доброволец батальона «Айдар» Надежда Савченко.

Таким образом, четко прослеживается тенденция уменьшения представительства в политике традиционно «женских сфер» образования и здравоохранения с повышением институционального уровня советов.

Выводы

  1. Равные возможности для самореализации в политике и для мужчин, и для женщин – это актуальный тренд, соответствующий европейским ценностям. Следует отметить, что и Украина в вопросе сбалансированности представительства в органах власти движется в том же направлении. В нынешнем парламенте представлено наибольшее количество женщин-депутатов за всю историю независимой Украины – 50 (11,85% от общего состава). К примеру, в первом созыве Верховной Рады Украины было только 13 женщин, а в седьмом – уже 43 (9,7% от общего состава).
  2. Количественный гендерный анализ подтвердил гипотезу о том, что процент женщин в представительских органах власти и местного самоуправления связан с институциональным уровнем этих советов: чем ниже уровень – тем больше представительство женщин (советы ОТГ > облсоветы > ВР).
  3. На прошедших 29 октября выборах в 7 ОТГ Харьковской области женщины составили 42% от всех кандидатов в депутаты советов громад и 24% от кандидатов на пост глав ОТГ. Наибольший процент женщин-кандидатов зафиксирован в наименьших по численности избирателей громадах – Натальинской (56,1%) и Коломакской (51,1%). Натальинская громада также стала единственной, где женщины составили большинство (4 из 7-ми) кандидатов на пост главы ОТГ и где женщина-кандидат победила на выборах. Наименьший процент женщин-кандидатов в депутаты совета ОТГ зафиксирован в наибольшей по численности избирателей, Золочевской ОТГ (30,4%).
  4. Среди политических партий наибольший процент представленности женщин-кандидатов зафиксирован у «БПП-Солидарности» (50,6%), что объясняется, прежде всего, кооптацией со стороны президентской силы кандидатов-бюджетников из традиционно «женских сфер» образования и здравоохранения. Среди самовыдвиженцев процент женщин-кандидатов (27,6%) существенно ниже, чем среди выдвиженцев от партий.
  5. Процент женщин, избранных в советы 7 ОТГ (42%), совпадает с процентом женщин-кандидатов – это свидетельствует об отсутствии у избирателей каких-либо значимых гендерных электоральных установок (по типу «не голосовать за женщин» или «не голосовать за мужчин»). В советах Натальинской и Малиновской ОТГ женщины составят большинство, в Зачепиловской ОТГ – установится паритет, а в остальных 4-х ОТГ женщин в депутатском корпусе будет меньше, чем мужчин (наибольший гендерный разрыв – в Золочевской ОТГ).
  6. Профессиональный бэкграунд выступает важным фактором при анализе представительства женщин в политической сфере. Сопоставление профессий мужчин и женщин депутатов на разных институциональных уровнях (совет ОТГ – облсовет – Верховная Рада), во-первых, «вписывает» Харьковскую область и Украину, в целом, в общемировую тенденцию «недопредставительства» женщин в сферах, связанных с промышленностью, технологиями, коммуникациями и информацией. Во-вторых, что показательно, иллюстрирует идентичность типа «политического капитала», который характеризует политическое участие женщин на каждом уровне. Как в случае местных и областного советов, так и парламента, наибольшее количество представленных женщин-депутатов имеют политический опыт работы (депутаты, помощники депутатов, чиновники министерств, советники). Одновременно с этим следует отметить тенденцию уменьшения представительства в политике традиционно «женских сфер» образования и здравоохранения с повышением институционального уровня советов.
  7. В целом, децентрализация может рассматриваться как гендерно-ориентированная реформа, так как передает полномочия и ресурсы на тот уровень, где женщины имеют относительно большее представительство. Вместе с тем, сам по себе размер представительства в местных советах далеко не всегда гарантирует соразмерное влияние на принятие решений, что подтверждается невысоким процентом женщин на руководящих должностях в ОТГ (в Харьковской области – 1 из 12-ти) и отсутствием гендерно-ориентированных программ в местных бюджетах.

Валентина Киселева, Антон Авксентьев

Аналитический центр «Обсерватория демократии»  

Опубликовано на сайте «Newsroom»

Материал подготовлен в рамках проекта, реализуемого при финансовой поддержке Европейского фонда демократии (EED) и Правительства Канады