«Двойники» на выборах: электоральный год от Юрия Тимошенко до Яны Светличной | АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР «ОБСЕРВАТОРИЯ ДЕМОКРАТИИ»

«Двойники» на выборах: электоральный год от Юрия Тимошенко до Яны Светличной

Технология «двойников» на постсоветском пространстве сопровождает практически каждую избирательную кампанию, она подробно изучена еще в 90-х и даже «воспета» в кинематографе. И вроде как массовый избиратель уже прекрасно понимает, что «двойника» регистрируют для отбора части голосов оппонента или имитации действий от его имени (а, точнее, фамилии). И по идее с каждым электоральным циклом, эффект от такой манипуляции должен снижаться вплоть до полного отмирания этой достаточно банальной уловки. Однако на практике мы видим прямо противоположное – вариации на тему «двойников» никуда не исчезли, политики ими не брезгуют, а избиратели продолжают наступать на те же грабли, что и 20 с лишним лет назад.

Бой с тенью

«Долгий электоральный год», начавшийся президентской кампанией и окончившийся довыборами в 179-м округе с карантином, также ознаменовался повсеместным использованием этой старой технологии. Тренд был задан еще в I туре президентской кампании, когда против одного из фаворитов гонки, Юлии Владимировны Тимошенко, был выставлен «двойник», народный депутат от «Народного Фронта» Юрий Владимирович Тимошенко. Это был классический кейс «двойника-провокатора», который помимо чисто механического отбора голосов за счет перепутавших двух Тимошенко Ю.В. избирателей, должен был выполнять функцию дискредитации фамилии в наглядной агитации.

Оценить КПД (хотя, скорее, речь о «коэффициенте вредного действия») первого амплуа «двойника» достаточно легко: Юрий Тимошенко набрал 117,7 тысяч голосов (0,62%), результат Юлии Тимошенко составил 13,4%, то есть КПД однофамильца – около 5%, другими словами, «механически» был отобран каждый двадцатый голос «жертвы».

Но в случае с активно ведущими кампанию «двойниками» гораздо важнее второе амплуа, которое не поддается подобному количественному анализу – сколько голосов Юлия Тимошенко потеряла из-за масштабной билборд-кампании с призывами «защитить рыночную цену газа» и «провести всеобщую мобилизацию»? Разница между 2-м местом Петра Порошенко и 3-м местом Юлии Тимошенко составила всего 2,5%, и, возможно, если б не «двойник-провокатор» – во II туре тогдашнему президенту места бы не нашлось.

Аргументы, что набранные однофамильцем 117 тысяч голосов действительно его «личные», разбиваются о результат Юрия Тимошенко на июльских парламентских выборах-2019 – в округе №88 с центром в родной Коломые он занял 6-е место с результатом 1,7% (1234 голоса), и это один из антирекордов среди баллотировавшихся во всех округах тогдашних народных депутатов.

А вот в чём с Юрием Тимошенко трудно не согласиться, так это с резонным формально-правовым опровержением: он носит свою фамилию с рождения, в отличие от лидера «Батьківщины» — так на каком юридическом основании именно его можно признать «двойником» и отменить регистрацию, как этого требовали в лагере Юлии Тимошенко?

В равной степени не было никаких юридических оснований отказывать в регистрации на мартовских довыборах в 179 округе (Харьковская область) Яне Светличной.

В итоге самовыдвиженка из Харькова заняла 4-е место, набрав 2,46% (960 голосов), ничуть не помешав своей однофамилице победить. Даже наоборот – когда кампания еще не выглядела так безальтернативно и «слуги народа» даже не думали о капитуляции, команда Юлии Светличной получила отличный повод для обвинения оппонентов в «нечестной игре». К слову, в классической книге «Полевые и манипуляционные технологии» Валентина Полуэктова как отдельный подтип этой манипуляции вынесены «свои двойники», которых регистрирует сам штаб «жертвы».

Так или иначе, «механический эффект» от участия однофамилицы Светличной был мизерным – КПД составил всего 3%. Возникает вопрос – от чего же зависит этот КПД, и почему одни «двойники» отбирают намного больший процент голосов оппонента, чем другие? Помочь ответить на этот вопрос может детальный анализ парламентских выборов-2019, где активно применялись разнообразные вариации на тему «двойников».

Однофамильцы и «лже-слуги»

Перед анализом кейсов парламентских выборов-2019, систематизируем объект нашего исследования. Так, в технологии механически отбирающих голоса «двойников-тихонь» (в категориях Полуэктова – т.е. выставление против своего кандидата как инфоповод для кампании мы сейчас не рассматриваем, также не рассматриваем потенциал двойников как «провокаторов») можно выделить три наиболее типичных подхода.

Первый – самый простой тип «двойников» – регистрация однофамильцев того кандидата, у которого хотят забрать голоса. Чем больше будет сходства (имя, отчество, дата рождения, место проживания и прочее) – тем технология по умолчанию эффективнее.

Второй – регистрация против кандидата, выдвинутого какой-либо партией, «двойника» с местом работы в юридическом лице, созвучном с названием этой партии. Чаще всего создаются общественные организации, иногда – частные предприятия, но ключевым здесь выступает название этих юрлиц, которое отражается в бюллетене и должно быть максимально похожим на название партии-субъекта выдвижения «жертвы». Сам «двойник» в данном случае необязательно должен быть однофамильцем оппонента, но для усиления эффекта иногда первый и второй подходы сочетаются.

Третий – регистрация однофамильцев известных в округе политиков, находящихся на одном электоральном поле с «жертвой». Например, в 2014-м году в 168-м округе против «регионала» Валерия Писаренко (хоть формально он уже был беспартийным самовыдвиженцем), кроме его однофамильца, была выставлена самовыдвиженка Людмила Александровская, однофамилица лидера харьковских коммунистов (из расчета, что электоральные поля ПР и КПУ пересекаются). На парламентских выборах-2019 в некоторых округах выставляли самовыдвиженцев с фамилиями «Зеленский»/«Зелинский» или «Бойко», но массовый характер это не носило и давало результат около 1-2%.

Трендом парламентской кампании-2019 в округах стали первые два подхода – банальные однофамильцы и «двойники», якобы работающие в организациях с названием «Слуга Народа» (в различных вариациях всего использовалось около двух десятков юрлиц). Сразу после выборов «Опора» представила экспресс-анализ, зафиксировавший, что в 8-ми округах технология «двойников» исказила исход волеизъявления и лишила мандатов «настоящих победителей».

Но это лишь «вершина айсберга» – для более углубленного исследования эффекта «двойников» на парламентских выборах-2019 мы представляем данные и расчеты не только по этим 8-ми округам, а по всем, где против кого-либо из фаворитов кампании использовалась подобная технология. Столбец «КПД» в таблицах рассчитывается как частное от деления результата «двойника» на сумму результатов «жертвы» и «двойника» – тем самым показывая, какой процент голосов «жертвы» удалось отобрать с помощью технологии.

ФИО двойника Выше/

ниже*

% Место % жертвы Место жертвы КПД
34 Чорний Олег Олександрович ниже 1,19 13 / 20 36,58 1 3%
34 Ісаєв Олександр Борисович ниже 0,92 14 / 20 7,47 3 11%
37 Фартушний Микола Миколайович ниже 1,55 12 / 23 33,00 2 4%
48 Єфімов Максим Олександрович ниже 4,00 4 / 21 54,88 1 7%
70 Балога Іван Іванович выше 2,87 6 / 14 14,71 4 16%
73 Брензович Василь Іванович ниже 1,04 9 / 16 26,21 2 4%
78 Боговін Василь Іванович выше 5,17 4 / 13 32,43 2 14%
78 Пономарьов Олександр Іванович выше 4,79 5 / 13 36,84 1 12%
80 Мінько Сергій Анатолійович выше 3,79 5 / 12 33,13 1 10%
87 Андрійович Михайло Васильович ниже 1,13 11 / 13 37,80 1 3%
90 Бабенко Микола Миколайович ниже 2,71 12 / 24 28,23 1 9%
94 Дубинський Вадим Володимирович выше 3,45 6 / 42 40,94 1 8%
94 Дубинський Максим Миколайович выше 1,25 14 / 42 40,94 1 3%
94 Кононенко Олексій Федорович ниже 0,61 21 / 42 12,01 2 5%
94 Кононенко Артур Романович выше 0,46 25 / 42 12,01 2 4%
95 Горобець Дмитро Іванович выше 5,97 5 / 35 30,06 1 17%
106 Фурман Андрій Леонідович выше 3,44 8 / 22 19,37 2 15%
107 Рибалка Сергій Вікторович выше 1,80 9 / 22 15,23 4 11%
107 Рибалка Олександр Павлович выше 0,57 14 / 22 15,23 4 4%
107 Рибалка Юрій Георгійович ниже 0,35 16 / 22 15,23 4 2%
113 Курило Павло Миколайович ниже 1,51 10 / 25 7,92 4 16%
133 Дмитрук Артем Ярославович ниже 3,38 6 / 50 32,66 1 9%
133 Танцюра Дмитро Валентинович выше 1,34 12 / 50 9,09 3 13%
135 Леонов Євген Михайлович выше 5,15 3 / 23 40,21 1 11%
137 Муконін Олег Володимирович выше 1,96 7 / 24 24,45 2 7%
137 Климов Василь Геннадійович выше 1,38 8 / 24 23,09 3 6%
137 Клімов Денис Миколайович выше 0,92 12 / 24 23,09 3 4%
139 Васильковський Василь Миколайович выше 7,14 4 / 17 34,18 1 17%
141 Барвіненко Віталій Миколайович ниже 2,35 7 / 14 19,90 2 11%
142 Плохой Ігор Георгійович выше 2,92 6 / 12 23,57 2 11%
143 Куртєв Федір Васильович ниже 5,03 4 / 7 28,52 2 15%
149 Вітко Антон Олександрович выше 2,71 8 / 18 13,15 3 17%
159 Шевченко Дмитро Станіславович ниже 2,24 9 / 15 23,23 2 9%
178 Літвінов Віталій Олександрович выше 2,90 6 / 6 31,75 1 8%
192 Гуменюк Анатолій Іванович выше 5,25 4 / 13 27,08 2 16%
197 Голуб Владислав Миколайович ниже 2,6 8 / 17 17,59 2 13%
207 Євлахов Анатолій Сергійович выше 1,38 11 / 19 20,17 3 6%
207 Євлахов Анатолій Сергійович ниже 1,00 13 / 19 20,17 3 5%
208 Давиденко Антон Миколайович выше 2,02 10 / 13 37,43 1 5%
208 Давиденко Артем Миколайович выше 1,17 11 / 13 37,43 1 3%
209 Зуб Валерій Васильович выше 1,53 8 / 19 30,29 1 5%
209 Зуб Григорій Леонідович ниже 0,60 14 / 19 30,29 1 2%
210 Приходько Василь Іванович ниже 2,15 12 / 18 21,15 1 9%
217 Костенко Олена Олександрівна ниже 1,27 11 / 26 21,35 2 6%
219 Тищенко Анатолій Анатолійович выше 1,90 10 / 17 30,88 1 6%

* столбец «выше»/«ниже» показывает расположение «двойника» в бюллетене относительно «жертвы»

Источник первичных данных: сайт ЦИК

В двух случаях «однофамилец» изменил исход выборов: причем в 78-м округе (Запорожская область) имело место сочетание двух подходов, и в бюллетене было указано место работы однофамильца кандидата от «Слуги народа» Василия Боговина – «ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ»» (поэтому этот кейс включен нами в сводные таблицы обоих подходов).

А вот в случае 106-го округа (Луганская область) «слуги народа» оказались бенефициарами манипуляции с однофамильцем – Андрей Фурман с результатом 3,44% не пустил в Раду члена «Нашего Края» Юрия Фурмана (19,37%), а мандат достался на тот момент «временно безработному» выдвиженцу пропрезидентской партии Алексею Кузнецову (21,49%).

Однако для оценки эффективности технологии выдвижения однофамильцев необходимо вывести некие обобщенные показатели, а не только констатировать наличие двух «победных кейсов». Среднее арифметическое значение результатов «однофамильцев» – 2,42%. «Рекорд» по этому показателю зафиксирован в 139-м округе (Одесская область), где директор ТОВ «СЛУГА НАРОДА-ЗЕ» Василий Васильковский набрал 7,14%, тем не менее, не сумев лишить победы «настоящего» Игоря Васильковского от «Слуги народа».    Если брать в расчет только «чистых однофамильцев» (классический первый подход, без усиления «работой» в созвучном «Слуге народа» юрлице), то средний результат – 1,93%.

Впрочем, проценты однофамильцев напрямую зависят от популярности «оригиналов», так что оценивать эффективность технологии корректнее сквозь призму значений КПД: по всем однофамильцам – 8,68%, КПД «чистых» – 7,84%. То есть, грубо говоря, среднестатистический однофамилец на выборах-2019 отбирал каждый двенадцатый голос кандидата, против которого использовалась эта технология. При этом, КПД однофамильцев, расположенных в бюллетене выше «жертвы» – 9,55%; тех, кто ниже – 7,48%. Тем удивительнее, что «однофамилицей» Юлии Светличной был выбран «двойник», имя которого начинается на букву после «Ю» (не так-то много вариантов).

Кроме того, многие зарегистрированные однофамильцы добровольно снимались по ходу избирательной кампании. Штабы кандидатов, против которых регистрируются однофамильцы, зачастую, пытаются выйти на них лично или хотя бы на их представителей, а дальше «кнутом и пряником» побуждают к снятию «двойника».

ФИО двойника Выше/ниже
25 Краснов Загід Володимирович выше
33 Ляденко Олег Анатолійович выше
38 Бородін Володимир Ігорович ниже
68 Андріїв Андрій Григорович выше
68 Андріїв Іван Михайлович ниже
75 Каліцев Олексій Васильович выше
92 Ференець Олександр Володимирович ниже
92 Ференець Олександр Петрович ниже
94 Дубинський Олексій Петрович выше
100 Крутько Юрій Миколайович ниже
113 Лукашев Анатолій Іванович выше
133 Баранський Віталій Борисович ниже
133 Баранський Віталій Вікторович ниже
133 Баранський Ігор Станіславович ниже
137 Гончаренко Олександр Васильович выше
138 Фурсін Іван Геннадійович ниже
206 Микитась Максим Вікторович ниже

Источник первичных данных: сайт ЦИК

Тем не менее, более действенным оказался второй подход – «паразитирование» на бренде «Слуги народа» через регистрацию различных общественных организаций и предприятий. В семи случаях он привёл к искажению исхода волеизъявления (6 «чистых» кейсов второго типа и уже упомянутый «лже-слуга-однофамилец» Василий Боговин в 78-м округе). Этих семи мандатов не досчитались именно представители «Слуги народа» (против других партий технология практически не применялась – ТОВ «Солидарность+», частные предприятия «Голос» и «Оппозиционный Блок» выступают единичными исключениями, лишь подтверждающими правило). В сводной таблице ниже представлены кейсы использования технологии «лже-слуги» и показатели ее эффективности.

ФИО Место работы Выше/

ниже

% Mесто % Слуги Место Слуги КПД
16 Галета Роксолана Ігорівна ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ»» выше 3,27 6 / 14 25,40 2 11%
18 Зелінський Андрій Васильович ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» ниже 7,95 4 / 15 16,92 2 32%
25 Богдан Андрій Валерійович ТОВ «СЛУГА НАРОДА» выше 8,41 4 / 25 28,21 1 23%
26 Агапов Дмитро Олександрович ПП «ЗЕ! СЛУГА НАРОДА» выше 9,47 3 / 37 37,82 1 20%
27 Рябоконь Генадій Володимирович ГО «БФ «СЛУГА НАРОДУ» ниже 2,99 7 / 20 43,78 1 6%
30 Вишневецький Роман Вікторович ГО «БФ «СЛУГА НАРОДУ» выше 3,37 4 / 20 47,79 1 7%
37 Приходько Павло Олександрович ПП «ЗЕ! СЛУГА НАРОДА», выше 5,14 3 / 23 33,00 2 13%
38 Борисенко Яна Анатоліївна ПП «Зе! Слуга народу» выше 3,81 6 / 21 40,64 1 9%
47 Кіселевич Андрій Аркадійович ГО «Громадський рух «Слуга народу» выше 1,81 6 / 19 17,07 2 10%
64 Арешков Анатолій Михайлович ПП «Слуга Народу!» выше 7,35 5 / 10 26,83 2 22%
74 Колесников Олексій Ігорович ТОВ «ОБ’ЄДНАННЯ «СЛУГА НАРОДУ» ниже 5,77 6 / 17 43,96 1 12%
75 Алентьєв Олександр Сергійович ГО «Політичне об’єднання Слуга народу» выше 8,22 4 / 13 43,74 1 16%
76 Солдатов Анатолій Борисович ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» выше 6,19 5 / 17 43,00 1 13%
78 Боговін Василь Іванович ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» выше 5,17 4 / 13 32,43 2 14%
79 Диновська Тетяна Сергіївна ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» выше 3,73 5 / 15 38,45 1 9%
80 Баранов Костянтин Володимирович ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» выше 1,88 6 / 12 16,22 3 10%
90 Яременко Ярослав Вікторович ТОВ «СЛУГА НАРОДУ Біла Церква» ниже 2,51 13 / 24 16,00 2 14%
92 Бецман Руслан Михайлович ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» выше 5,42 5 / 21 24,76 1 18%
94 Дубинський Вадим Володимирович ПП «Слуга народу» выше 3,45 6 / 42 40,94 1 8%
95 Горобець Дмитро Іванович «Благодійний фонд СЛУГА НАРОДУ» выше 5,97 5 / 35 30,06 1 17%
102 Курудз Богдан Михайлович ПП «Слуга народу» выше 4,46 4 / 18 28,05 2 14%
103 Коваленко Сергій Петрович БФ «СЛУГА НАРОДУ» ниже 4,54 7 / 13 38,01 1 11%
106 Адаменко Ірина Олександрівна ГО «Слуга Народу» выше 1,39 11 / 22 21,49 1 6%
107 Бондаренко Олександр Іванович ГО «Слуга Народу» выше 2,94 6 / 24 18,78 2 14%
112 Іващенко В’ячеслав Сергійович ГО «Слуга Народу» выше 2,71 5 / 14 20,62 3 12%
119 Кравчук Віталій Володимирович ГО «СЛУГА НАРОДУ УКРАЇНИ» ниже 2,93 9 / 14 15,39 2 16%
125 Максименко Ярослав Володимирович ГО «Громадський рух «СЛУГА НАРОДУ» выше 2,40 10 / 15 15,88 3 13%
127 Алєксєєнко Іван Олександрович ПП «СЛУГА НАРОДУ!» выше 6,31 5 / 18 38,22 1 14%
129 Кочмар Валерій Андрійович ГО «БФ СЛУГА НАРОДУ» ниже 4,03 5 / 17 38,28 1 10%
133 Дмитрук Артем Ярославович ТОВ «СЛУГА НАРОДУ. ЗЕ!» ниже 3,38 6 / 50 32,66 1 9%
135 Леонов Євген Михайлович ТОВ «Слуга Народу» выше 5,15 3 / 23 40,21 1 11%
137 Маланін Олександр Юрійович Благодійний фонд «Слуга народу» выше 2,03 6 / 24 24,45 2 8%
139 Васильковський Василь Миколайович ТОВ «СЛУГА НАРОДУ-ЗЕ» выше 7,14 4 / 17 34,18 1 17%
146 Дроздова Ірина Вікторівна ПП «ЗЕ! СЛУГА НАРОДУ!» выше 1,68 11 / 31 23,26 2 7%
148 Гермаш Дарина Мамуківна ТОВ «СЛУГА.НАРОДУ» выше 4,43 5 / 18 25,84 1 15%
159 Андрух Віталій Васильович ПП «Слуга Народу» выше 2,42 8 / 15 23,23 2 9%
160 Аврамчук Дмитро Васильович ПП «Слуга Народу» выше 5,44 5 / 11 22,30 2 20%
171 Левицька Наталія Вікторівна БФ «СЛУГА НАРОДУ» выше 4,31 5 / 13 38,01 1 10%
174 Акімова Анастасія Андріївна ТОВ «СЛУГА НАРОДУ» выше 3,21 6 / 25 33,14 2 9%
182 Голінько Сергій Сергійович ГО «БФ» СЛУГА НАРОДУ» выше 3,81 6 / 19 38,80 1 9%
198 Пилюхно Олександр Іванович Всеукраїнський фонд «Слуга народу» ниже 2,16 7 / 22 27,36 2 7%
201 Дідух-Кобзар Володимир Іванович ГО «Слуга Народу» выше 3,02 10 / 21 34,65 1 8%
206 Косян Сергій Сергійович ГО «ПП «СЛУГА НАРОДУ» выше 3,74 7 / 15 33,37 1 10%
210 Борсук Роман Петрович ТОВ «СЛУГА НАРОДУ. ЗЕ!» выше 5,76 5 / 18 17,16 3 25%
213 Колесник Данило Сергійович ГО БФ «СЛУГА НАРОДУ» ниже 2,60 6 / 30 36,26 1 7%
214 Швакель Олександр Євгенович ГО БФ «СЛУГА НАРОДУ» выше 3,44 7 / 22 32,71 1 10%
215 Шашенко Євген Олександрович ГО БФ «СЛУГА НАРОДУ» выше 4,48 6 / 14 37,51 1 11%
219 Колбун Віктор Андрійович ГО «Слуга народу Святошин» выше 1,54 12 / 17 30,88 1 5%
221 Кошевий Олексій Дмитрович ГО БФ «СЛУГА НАРОДУ» выше 5,65 6 / 31 23,58 1 19%

Источник первичных данных: сайт ЦИК

Среднее арифметическое результатов, представленных в таблице «лже-слуг» – 4,26%; КПД технологии – 12,56%. При этом в некоторых округах политтехнологи действовали по принципу «чем больше – тем лучше» и регистрировали сразу несколько «двойников» (мы в этих случаях в таблице отражали результат лучшего). Если принять за основу в расчетах суммарный результат в округе всех «лже-слуг», тогда средний показатель по округам вырастает до 5,30%, а КПД – до 15,84%.

То есть технология упоминания «Слуги народа» в бюллетене как места работы позволяла отбирать у настоящих выдвиженцев партии практически каждый шестой голос. Это вдвое больше, чем первый подход с «чистым однофамильцем». Неплохое повышение КПД давало сочетание второго и третьего типов – то есть когда «лже-слуг» выставляли с известными и «органичными» фамилиями (Богдан, Кошевой, Зелинский).

Так, рекордный КПД среди «одиночек» – в 18-м округе (Винницкая область): руководитель проектов в ГО «Громадський рух «Слуга народу»» Андрей Зелинский набрал 7,95%, а настоящий выдвиженец пропрезидентской партии Павел Довгань занял второе место с результатом 16,92% – то есть реальное волеизъявление в пользу «Слуги» должно было составить 24,87%, но каждый третий голос был отобран (КПД Зелинского – 32%). Среди кейсов коллективного выдвижения «лже-слуг» максимальный КПД – 35% в округе №25 (Днепропетровская область), где баллотировалось сразу 6 таких двойников, и лучший из них (по фамилии Богдан) набрал 8,41%, однако реальный кандидат от «Слуги народа» Максим Бужанский всё равно победил.

А с точки зрения набранных процентов «одиночкой» рекорд зафиксирован в соседнем округе №26 (Днепропетровская область), где инструктор частного предприятия «ЗЕ! СЛУГА НАРОДА» Дмитрий Агапов занял третье место, набрав 6164 голосов (9,47%). «Лжедмитрий» обошел выдвиженцев таких партий, как «Европейская солидарность», «Батьківщина», «Голос», но так и не сумел помешать настоящему кандидату от «Слуги народа» Кириллу Нестеренко победить.

В номинации «коллективное выдвижение «лже-слуг»» пальма первенства у округа №37 (тоже Днепропетровская область): 4 «двойника второго типа» и один чистый однофамилец в сумме набрали 15,89%, помешав победить кандидату от «Слуги народа» Игорю Фартушному. С точки зрения эффективности разных типов «двойников» показательно, что однофамилец набрал 1,55%, а лучший из «лже-слуг» Павел Приходько занял третье место в округе с результатом 5,14%.

Выводы об эффективности «двойников»

Многогранная технология «двойников» в том или ином виде на парламентских выборах-2019 применялась примерно в каждом третьем округе, в среднем отбирала каждый десятый голос «жертвы», и исказила исход волеизъявления в 8-ми округах.

Но от чего же зависит КПД этой технологии и почему в каких-то случаях «двойники» отбирают каждый двадцатый голос, а в других – каждый третий? Проанализированный материал по теме и произведенные расчеты позволяют сформулировать несколько гипотез:

во-первых, самые действенные «двойники» сочетают в себе манипуляции сразу двух видов: или это однофамильцы «жертвы», работающие в юрлице с названием «Слуга народа», или сотрудниками фэйковой «Слуги народа» становятся люди с «говорящими фамилиями» типа Кошевого, Богдана, Зеленского итп;

во-вторых, большое значение имеет расположение в бюллетене – в среднем, больше голосов отбирают «двойники», расположенные выше «жертвы», также дополнительный «бонус» получают кандидаты с фамилиями на «высокие» буквы алфавита и размещающиеся в бюллетене в числе первых; для чистых однофамильцев, очевидно, важно максимально сходство в других переменных, кроме фамилии;

в-третьих, имеет значение, был ли это «двойник-тихоня» или имело место его усиление в наглядной агитации (условно, листовка в «зе-стилистике» с указанием имени двойника);

last but not least: вероятно, большую роль с точки зрения КПД «двойника» играет сама «жертва», и те 7 мандатов, которых не досчитались в «Слуге народа» – скромная плата за выставление «ноунеймов», не нараставших собственную узнаваемость до сколь-нибудь приличных цифр даже к концу избирательной кампании. Более того – для кандидата, которого хорошо знают в округе, выставление против него двойника выступает благоприятным информационным поводом, бьющим бумерангом по его оппонентам. А вот для кандидатов без личного рейтинга и узнаваемости в округе, рассчитывающих только на отождествление с популярным субъектом выдвижения, такая технология становится серьезной, иногда фатальной проблемой. «Презумпция невиновности жертвы» тут не работает: каждый фаворит кампании должен быть готов к выставлению двойников – готов воспользоваться этим себе во благо или готов заплатить потерянными голосами, если системно не выстраивает коммуникацию с избирателями.

Будет ли использоваться технология двойников на местных выборах? Вероятно, да – на том уровне, где останется мажоритарная система (то есть мэрские кампании в ОТГ и советы маленьких населенных пунктов: будет «водораздел» на 90 тысячах населения, как сейчас в Законе, или на 10 тысячах, как этого недавно захотели в «Слуге народа» – пока неясно).

Будет ли эффективность этой технологии на местных выборах такой же, как на парламентских-2019? Вероятно, нет – всё-таки специфика местных выборов предполагает большую степень личностно-ориентированного голосования. Или это «выборы соседа по улице» в случае сельской «мажоритарки», или выборы мэра, которого все знают – процент «перепутавших» избирателей будет ниже, но он будет.

Решается ли проблема «двойников» на парламентских выборах с переходом к пропорциональной системе? Не полностью – от «кустарного клонирования» кандидатов в округах технологи перейдут к централизованному «клонированию партий», тем более что и это всё («Самопомощь-2», «Блок за Януковича», клоны коммунистов и прочее) уже было. Да и в режиме «открытых списков» с внутрипартийной конкуренцией технологии «двойников» наверняка найдут свое применение: а учитывая, что информации о каждом кандидате-члене открытого регионального списка будет минимум (состоянием на сейчас – так и вовсе фамилия с инициалами) – может быть, перепутавших станет даже больше.

В действительности, «всё это уже было» – пожалуй, самая пессимистичная фраза из всей статьи: всё это уже было и оно остается. При сборе материала для этого исследования, особенно интересной оказалась статья с анализом эффективности технологии «двойников» на парламентских выборах 2002 года. Автор немного по-другому высчитывал КПД для однофамильцев (делил их результат на результат «жертвы», а не на сумму результатов «жертвы» и «двойника»), но в целом его расчеты показали примерно такие же проценты.

То есть за неполные 20 лет, несмотря на колоссальный рост интернет-технологий, возможностей для выстраивания коммуникации, примерно тот же процент избирателей приходит на участки и, путаясь, голосует за «двойника». И добавление на сайт ЦИК фотографий всех кандидатов, которое некоторые общественники-эксперты называли «настоящей революцией», ничем не помогло. Электоральная активность всё так же наступает на грабли некомпетентности.

Краткое резюме: что с этим (не) делать?

Уже упомянутая статья «Опоры» о двойниках на парламентских выборах-2019 заканчивается словами «…функція правоохоронних органів – продовжити розслідування і встановити, у чиїх саме інтересах мали місце випадки, які містять ознаки зловживання громадянами своїм пасивним виборчим правом». Что тут скажешь – не дай Бог Украине оказаться государством, где полиция получит санкцию устанавливать, кто из граждан «злоупотребляет» пассивным избирательным правом, и кто признается «заказчиком», заинтересованным в этом «преступлении».

Периодически звучащие призывы к избирательным комиссиям не регистрировать «двойников» и «однофамильцев» – из той же серии (и хорошо, что в ЦИК это понимают). Конституция гарантирует всем гражданам право голоса и право выдвижения, никак не ограничивая мотивы этого выдвижения. А конституционные права не могут быть отменены или сужены ни принятием новых законов, ни уж тем более соображениями полицейских по этому поводу.

Аналогичные предложения звучат от «прогрессивной общественности» по поводу «технических кандидатов», регистрируемых для заполнения квот в комиссиях. Но по какому праву и каким образом избирательная комиссия или полиция будут определять «настоящих» и «технических» кандидатов? Бороться с «техническими кандидатами» (а пресловутые двойники лишь частный случай всего их многообразия) путем дискриминации и выборочного отказа в регистрации – это путь в авторитарный тупик. Единственный правовой и цивилизованный способ нейтрализации этой технологии – сделать ее неэффективной и нерентабельной.

Сделать ее неэффективной можно только за счет образования – это «игра в долгую», и результат не появится моментально, но будет ощутимым и для гораздо более глобальных вопросов, чем борьба с «двойниками». Речь идет как о гражданском, политическом образовании, так и о всей системе образования в Украине. А пока принцип «покуда есть на свете дураки, обманом жить нам, стало быть, с руки» продолжает реализовываться в самых различных сферах, естественным образом затрагивая и выборы.

Как сделать ее нерентабельной уже сейчас? На сегодняшний день залог за «технического кандидата» в условные 1500 долларов позволяет отобрать у оппонента определенное количество голосов, и это очень дешево. Повышать сумму залога прямо – недемократично. Значит, следует ввести сборы подписей, чтобы регистрация двойника стала гораздо дороже, а для реальных кандидатов, работающих с избирателями, это станет лишь еще одним «касанием» на старте кампании и поводом напомнить о себе.

Разумеется, можно дискутировать и о других способах – плохо только, что большинство дискуссий внутри украинского «демократического гражданского общества» заканчиваются призывами что-то запретить и кого-то посадить.

Антон Авксентьев, кандидат политических наук,

Аналитический центр «Обсерватория демократии».

Опубліковано на інформаційно-аналітичному порталі «Хвиля».

Материал подготовлен в рамках проекта «Promoting Democratic Elections in Eastern Ukraine», реализуемого при финансовой поддержке Национального фонда в поддержку демократии (NED). Содержание публикации не обязательно отражает точку зрения NED и является предметом исключительной ответственности Аналитического центра «Обсерватория демократии».